June 5th, 2013

Коан Ерофеева

Все понятно: он хочет жить в мире брендов, длинноногих жен и работающего как часы бизнеса. Но кто он сам во всей этой красоте? - одна из деталей. Вот поэтому "все на свете должно происходить медленно и неправильно".

"Публика"

«Новая газета»: Вглядимся в суть так называемого «дела экспертов», подробности которого ошарашили публику.
------
А ведь правильно формулирует. Именно "публика".
К.С. Аксаков
Опыт синонимов: публика - народ
:
Было время, когда у нас не было публики... Возможно ли это? - скажут мне. Очень возможно и совершенно верно: у нас не было публики, а был народ. Это было еще до построения Петербурга. Публика - явление чисто западное и была заведена у нас вместе с разными нововведениями. Она образовалась очень просто: часть народа отказалась от русской жизни, языка и одежды и составила публику, которая и всплыла над поверхностью. Она-то, публика, и составляет нашу постоянную связь с Западом: выписывает оттуда всякие, и материальные и духовные, наряды, преклоняется пред ним как перед учителем, занимает у него мысли и чувства, платя за это огромною ценою: временем, связью с народом и самою истиною мысли. Публика является над народом как будто его привилегированное выражение; в самом же деле публика есть искажение идеи народа. Разница между публикою и народом у нас очевидна (мы говорим вообще, исключения сюда нейдут).
Публика подражает и не имеет самостоятельности: все, что она принимает чужое, принимает она наружно, становясь всякий раз сама чужою. Народ не подражает и совершенно самостоятелен; а если что примет чужое, то сделает это своим, усвоит. У публики свое обращается в чужое. У народа чужое обращается в свое. Часто, когда публика едет на бал, народ идет ко всенощной; когда публика танцует, народ молится. Средоточие публики в Москве - Кузнецкий мост. Средоточие народа - Кремль.

Публика выписывает из-за моря мысли и чувства, мазурки и польки, народ черпает жизнь из родного источника. Публика говорит по-французски, народ - по-русски. Публика ходит в немецком платье, народ - в русском. У публики - парижские моды. У народа - свои русские обычаи. Публика (большею частью, по крайней мере) ест скоромное; народ ест доступное. Публика спит, народ давно уже встал и работает. Публика работает (большею частью ногами по паркету); народ спит или уже встает опять работать. Публика презирает народ; народ прощает публике. Публике всего полтораста лет, а народу годов не сочтешь. Публика преходяща; народ вечен. И в публике есть золото и грязь, и в народе есть золото и грязь; но в публике грязь в золоте, в народе - золото в грязи. У публики - свет (monde, балы и пр.); у народа - мир (сходка). Публика и народ имеют эпитеты: публика у нас - почтеннейшая, народ - православный.
"Публика, вперед! Народ, назад!" - так воскликнул многозначительно один хожалый".

(no subject)

Виктор Топоров:
"ЕСЛИ РАДОСТЬ НА ВСЕХ ОДНА, ТО И БЕДА ОДНА. Впрочем, когда-то шутили, что эта песня доносится из тюремной камеры, в которой сидят участники группового изнасилования..."

Почетный святой нашего королевства

Великий Отказ, репрессии и Маркузе

6 мая леваки же бились, франкфуртская школа? Все было так концептуально, за что же садить?! Ну хотя бы потому, что по вере каждому воздается - это пойдет? (другой вопрос - что вокруг этого делают яшины-кашины?).

"При Гитлере такого не было"

"К концу 1942 г. иностранные рабочие приобрели такое же жизненно важное значение для промышленности*, как и для сельского хозяйства в Германии. В то же самое время, однако, службу СС и партийные агентства все больше беспокоило присутствие в городах и селах Германии огромного количества мужчин и женщин из оккупированных стран. В этом они видели угрозу безопасности и препятствовали всеми возможными способами. С согласия Главного управления имперской безопасности Мартин Борман учредил специальную службу наблюдения, в которую входили подразделения надежных партийцев, бывших солдат СС и членов СА; им было поручено осуществлять контроль над иностранными рабочими, сообщать о любых нарушениях ими инструкций, например о пользовании общественным транспортом, посещении баров или езде на велосипедах.
Как отметила в своем дневнике Луиза Зольмиц, к весне 1943 г. в Гамбурге было настолько много иностранных рабочих, что повсюду "где бы вы ни слышали разговор, уши ловили запутанную смесь языков".
Via fedy
Даже фашизм не спасет Европу.

Забываем

Ужасы покорения татарских ханств, воистину мы поквитались и за Тохтамыша, и за Мамая и даже за Батыя. Но вот Кавказ, ведь так же, - за что? Черкесов,целый огромный народ в Турцию выселили.
Мы не каемся как американцы, не злобствуем как евреи, а нечто третье, русское, мы забываем несчастья своих жертв.