January 14th, 2013

Адагамов и Кабанов

Проблема не в том, что они белоленточники, а том, что душевное нездоровье нас окружает. Ругают соцсети - а и реально они рядом.

Блогеров испытанный метод

Одоевцева «На берегах Невы», Гумилев рассказывает:
"... у многих девочек тогда, был «заветный альбом с опросными листами». В нем подруги и поклонники отвечали на вопросы: «Какой ваш любимый цветок и дерево? Какое ваше любимое блюдо? Какой ваш любимый писатель?»
Гимназистки писали – роза или фиалка. Дерево – береза или липа. Блюдо – мороженое или рябчик. Писатель – Чарская.
Гимназисты предпочитали из деревьев дуб или ель, из блюд – индюшку, гуся и борщ, из писателей – Майн Рида, Вальтер Скотта и Жюль Верна.
Когда очередь дошла до меня, я написал не задумываясь: «Цветок – орхидея. Дерево – баобаб. Писатель – Оскар Уайльд. Блюдо – канандер». Эффект получился полный. Даже больший, чем я ждал. Все стушевались передо мною"
.
("канандер" - так камамбер назвал)

"Мы здесь власть!"

Просто сейчас появились маргиналы новой формации: они уже не алкаши-наркоманы-проститутки, но все-таки уже маргиналы, часто еще и бывшие неформалы, такая недобогема. Причем с высшим образованием, с профессией, с комьютером и инернетом. Они рожают одного за другим детей, не особо задумываясь на что и где будут с ними жить. И зачем они им вообще. Та же Ирина в июне 2011 года, родив полгода назад третьего ребенка, пишет что у нее няня, так как она не любит заниматься детьми и хочет реализоваться, но не знает, как это сделать без работы и образования да и работы толком к 38 годам не было
----
И вот ты стоишь на площади с плакатом “Путин должен уйти”, а сам отключил телефон, чтобы кредиторы не могли дозвониться, думаешь про бутылку с виски, думаешь, где бы еще занять денег, а наутро изобьешь жену. И вопрос, который тут сам собой возникает: а так ли “Россия айфона” отличается от просто России? Чувства, цели и жизни-то у нас те же самые, оказывается.

А я с Шойгу не согласен

...Допустим они зимние, новые, одним куском с надрезом. Рвем по этому надрезу пополам и раскладываем одну из получившихся портянок на пол или табуретку. К примеру – «обуваем» правую ногу – ставим ее на левый край портянки, сантиметров двадцать от края, затем «обворачиваем этим малым концом ступню сверху и прижимаем противоположным ребром ступни. Затем в обратном направлении заворачиваем большой конец, постепенно смещаясь вверх, на щиколотку и икру. Нога оказывается как бы обернутой в саван, который фиксируем на ноге, плотно упихив под него оставшийся кончик ткани. В хорошо «надетой» портянке можно даже некоторое время ходить по казарме.
На втором году службы описанные манипуляции сильно упрощаются. Нога до такой степени грубеет, что всякие нежности в обращении с ней становятся излишними – и портянку, небрежно накинув на сапог, просто пропихивают туда ногой – и ходят 16 часов до отбоя, словно в бабушкиных пушистых носках...