November 20th, 2012

Латыбор

Получил ключи от квартиры, ипотека, ребенку, однокомнатная, 100 тыс. баксов, пять минут ходьбы от Малышева. Так вот и проходит жизнь - плесень на айсберге КВАРТИРНОГО ВОПРОСА, если вы понимаете о чем я. Блаженны его неведающие.

Великая книга

Закончил читать "Красное колесо" (было как наваждение, не мог оторваться, а объем - ТРИ "Войны и мира") и взял для роздыха биографию Василия Аксенова.
Совершенно невозможно. Настолько Солженицын РАСХУЯРИЛ либералов и либеральствующих, что после "Красного колеса" скорее о кузнечиках возьмусь чем об их трудах и мыслях.
Бубликовы, Гиммеры, Керенские, Рузские, Милюковы, Некрасовы, Гучковы, Чхеидзе, Львовы, Пошехоновы... Аксеновы.
Боже, какая гадость!

Дао Зильбертруда

Пожалуй

Судьба демократа

Коржаков вспоминает
– Она везла 200 тысяч долларов. Я был в Ленинграде, когда погибла Старовойтова. Сразу после ее убийства мне сообщили, что здесь замешаны деньги. О том, что она везла эту сумму, знали многие.
Я очень хорошо был знаком с Галиной Васильевной. О покойниках не принято плохо говорить, но одну историю про нее могу поведать. Во время президентских выборов 1996 года я был членом Совета избирательной кампании. Этот орган координировал всю работу избирательного штаба Ельцина. Депутат Старовойтова пришла ко мне просить денег. Я удивился: “С какой стати мы должны вам давать деньги, если вы выступаете на выборах как наши оппоненты?” Она мне отвечает: “Александр Васильевич, поймите, что Борис Николаевич все равно пройдет во второй круг, вот тогда мы вас и поддержим”. Мы говорили долго. Она убедила меня, что лучше дружить. И попросила 150 тысяч долларов. Чего скрывать, мне на кампанию иногда деньги приносили наличными. Я их подотчетно сдавал Бородину. А он – в черную кассу. В этот раз у меня лежало в сейфе 70 тысяч долларов. Я ей говорю: “Есть только 70 тысяч”. Посмотрел ей в лицо, в ее широко раскрытые глаза. Она запихнула деньги в сумку и, на ходу буркнув “спасибо”, выбежала из комнаты. Без расписки. Я ей вслед: “А остальные-то когда возьмете?” Она: “Я потом позвоню”. Вот такие, наверное, были в их партии взаимоотношения: никто не знал – сколько, кто, чего

Лимонов, помню, своеобразно ее помянул:
«…Старовойтова в лиловом жакете и юбке, с необъятным выменем … Но мне ее демократку, корову, даже жалко сейчас».

План Обамы в действии

Ближневосточный конфликт уже не тот как до "арабской весны". Уже не "столкновение цивилизаций" (как выставляли) а борьба хорошего с отличным. "Освободившийся народ" и какой нибудь "ФНС" против "свободолюбивого народа" и какого нибудь "Кнессета" - ситуация не столь однозначная как во времена Киссинджера, согласитесь. Ну, или битвы вашингтонских сатрапий, кому что нравится.