November 1st, 2012

Сурков и процессы

Газеты будут издавать не Суворин, и Сытин, и Гессен, а три Гессена: старший "брат Гессена" будет умеренный либерал, второй брат Гессен будет социалист и третий брат Гессен будет консерватор. Не воображай­те: евреи дадут нам и национальную русско-еврейскую партию, которая даже потребует у Австрии через Думу разъяснений касательно "страда­ний бедных русин". Эти "совсем русские евреи" будут громить между прочим и евреев, и Моисеев закон, будут разговляться куличом и яй­цами, но будут таких патриотов звать уже не "Иваном Сергеевичем", а Иосифом Иосифовичем.
Да. Осип Осипович Гессен. Просто.
— Наш известный патриот Осип Осипович.

Розанов 4 апреля 1914г.

Если бы не совершенно экстраординарные политико-административные способности

Шафаревич:
...более современная тема, "длинного списка еврейских учеников" Ландау. Ведь это тяжелое моральное обвинение: все равно как брать на работу только своих родственников.
...Говоря о начале 1950-х г.г., тот же В.Г.Соловьев пишет: "Если на семинаре Ландау доклад одобрен, то тем самым одобрена публикация или диссертация. Если научное направление не получило поддержки на семинаре, то оно практически не имело шансов для развития. Полноправным участником семинара считался тот, кто сдал теоретический минимум Ландау, состоявший из девяти экзаменов. Во время каждого экзамена, который лично принимал Ландау, нужно было решить три задачи и ответить на дополнительные вопросы. Я узнал, что некоторые экзаменующиеся заранее знали предлагаемые задачи. Я же не знал ни одной и поэтому посчитал, что, возможно, имеет место какой-то скрытый отбор".
Дальше автор говорит по поводу учеников Боголюбова: "Создавались искусственные трудности нашим публикациям редакцией "ЖЭТФ" и существовавшей тогда советской редакцией "Nuclear Phisics"". Потом он пишет: "После 1965 г. школы Ландау и Боголюбова, а также другие направления в теоретической физике мирно сосуществовали". Но я думаю, что такому мирному концу значительно помогли совершенно экстраординарные политико-административные способности Н.Н.Боголюбова.


(Кстати, Сергей Хрущев: Помню академика Боголюбова, который был у меня оппонентом на диссертации. У него, кстати, не было высшего образования. Я два года расчеты вел, а он за пару часов на листках получил тот же результат. Большего унижения я в жизни не испытывал.)

Это интересно

Современник свидетельствует в своих воспоминаниях, относящихся к пребыванию в Берлине в 1830-х годах: "У всякого новоприезжего туда из русских соотечественники его, уже прожившие несколько лет в этом центре немецкой эрудиции, шутливо спрашивали, если он изъявлял желание оставаться в нем: чем он прежде всего намерен быть – верным ли, благородным немцем (der treue, edie Deutsche) или суетным, взбалмошным французом (der eitle alberne Franzose). О том, захочет ли он остаться русским, не было вопроса, да и не могло быть. Собственно русских тогда и не существовало; были регистраторы, асессоры, советники всех возможных наименований, наконец, помещики, офицеры, студенты, говорившие по-русски, но русского типа в положительном смысле, и такого, который бы мог выдержать пробу как самостоятельная и дельная личность, еще не нарождалось
Отсюда

По полочкам разложил

Великороссы в душе презирают малороссов, считая их внешними и бестрагичными; малороссы не любят казаков, видя в них формализм и сухость. Великорусская натура несет в себе антиномию крови - финско-татарской и славянской. Отсюда трагичность, отсюда беспредельные порывания степной кочевнической натуры, сужаемые упорядоченностью западных начал. Природный анархизм может быть сдержан лишь железными удилами. Отсюда сдержка изнутри - обрядоверие и ригоризм, сдержка снаружи - бюрократизм и любовь к государственности. Идея свободы чужда нам: мы знаем лишь вольность и дисциплину. Напротив, южноруссы гораздо цельнее любят свободу и знают меру. Тогда как для нас невозможно что иное, кроме как самодержавие, для них возможна и республика.
Флоренский, 1915

Голубые конверты из Германии

"Отец, получил от Германии пожизненную пенсию. Ее выплачивали аккуратно, без опозданий и осложнений; я до сих пор помню голубые конверты, приходившие из Трира. Раз в три месяца я заходил в германское консульство, чтобы получить пенсионные чеки и представить свидетельство, что отец еще жив. Он получал 600 долларов в месяц, и всего ему выплатили 250 000.  На мой взгляд, концепция "второго поколения" отвратительна. Это просто попытка вымогательства за счет Холокоста денег для людей, не имеющих к нему никакого отношения. …Я говорю - довольно! Американские евреи достаточно богаты. И не следует сгонять польских крестьян с их земли, поляков - из их домов, и больных - из больниц, чтобы еще больше разбогатеть и чтобы вызвать ненависть к евреям".
Интервью Нормана Финкелстайна