October 15th, 2012

Очень своевременная книга

Читаю Солженицына «Красное колесо» («Март Семнадцатого» 3 и 4 тома) и понимаю почему так упорно и настойчиво твердят: «нечитабельно», «скучно», «графомания».
Книга о героях «Февраля», и, разумеется, прогрессивным журналистам, Яшиным-Кашиным что ее славить? Даже не ругают как «200 лет вместе» (Быков, Войнович и еще тьмы) а просто замалчивают. И книга о прогнившем режиме – власти тоже не нужна: «Пусть будет злодей-Ленин и злодеи же большевики».

А книга УВЛЕКАТЕЛЬНА, на 750 страницах третьего тома описано всего лишь 15 дней, без всякой беллетристики «он сказал, она сказала», события даны глазами главных действующих лиц с краткими и мудрыми комментариями автора. Читал весь день не отрываясь – «нечитабельно»! Зачем так врать?

Для примера, мысли одной из героинь о событиях Февраля:
...Пока не стали выходить газеты – была оскалена только дикая морда революции: на крыльях нарядных автомобилей и внутри них – мурлы, и наведенные на всех встречных дула, с прицелом по невидимому врагу. А из газет – полезла пошлость.
Революцию все петербуржане видели своими глазами. А с первой газетной страницы стали узнавать нечто совсем иное. Невнятно упоминались «эксцессы», «анархия» – но никто не разъяснял, что это такое именно. Все знали, что по квартирам ходят и грабят солдаты, но газеты писали: «переодетые в солдатскую форму грабители, хулиганы», – как будто «хулиганы» было такое известное сословие, или так легко столь многим переодеться в солдатскую форму. Об убийстве адмирала Вирена и офицеров в Кронштадте пресса, дождавшаяся свободы, писала по сути одобрительно («стоял за старый порядок»), и не убийства видела, а что Кронштадт таким образом присоединился к революции. Поскольку революция была сразу же объявлена великой, бескровной, солнечной, улыбающейся, – то трупы офицеров и растерзанных городовых надлежало замалчивать во имя идолов свободы. Так много цветилось красного повсюду, что кровь убитых не была видна. Расстрелянного Валуева даже «Новое время» называло «скончавшимся», а не убитым. И убитого адмирала Непенина некролог напечатать никто, кроме «Нового времени», не решился. Складывалась жуткая картина: вчера был хорош, наш герой и гордость, и даже присоединился, а сегодня убили – ну что ж, туда тебя. Все в городе знали о разгроме и грабеже «Астории» – из газет же оповещались, что «Астория» пулемётами обстреливала народ. О полицейских пулемётах – на чердаках и крышах – была сплетена самая наглая, но и удачно привившаяся ложь. Первая пустила её «Биржёвка» Проппера – пошлейшая из пошлячек, и было подхвачено всеми, и так много раз повторено, потом уже изустно, что все и поверили, хотя никто никогда ни одного такого полицейского пулемёта не обнаружил. И ещё отдельная ложь: что пулемёты стреляли с церквей и колоколен, – только биржевая газета могла так соврать. Однако поверили все, хоть включай в хрестоматии.
Ложь стала принципом газет с первых же дней их безудержной свободы. Впрочем, они не стеснялись ложью и до революции. И в той же «Биржёвке» толпились печататься знаменитые литераторы.
Да газетные лжецы уже захватывали и английскую печать. И пронырливый журналист «Биржёвки» проник на страницы Observer'а и давал англичанам совет воздерживаться от критики нового русского правительства в момент, когда русский народ (он говорил, разумеется, от народа) столь нуждается в дружественном расположении.

---
Ну как такое про "Оккупай-Питер" Яшину-Быкову хвалить?

Куда завернули тренды

О наших представлениях

Чирикова набрала 20%. Это примерно совпадает с моим представлением о реальном уровне поддержке "болотного" сектора оппозиции...
Но явка была 28%, Чирикова набрала 17% что дает «от народа» - 4,76%. Все опросы это показывали, выборы подтвердили - около 5% в Москве и рядом.
И это примерно совпадает с моим представлением о реальном уровне поддержке "болотного" сектора оппозиции.