October 10th, 2012

Язвительно и точно

Во дни тяжелых раздумий... Короче, перечитываю "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта" в тщетной попытке разобраться что же будет с родиной и с нами. И нежданно натыкаюсь на восхитительное место, словно о собчаковских фронтах этой зимы (Маркс описывает перипетии парламентской и не очень борьбы во Франции летом 1849 года):

...Редко какое-либо дело возвещалось с большим шумом, чем предстоящий поход Горы; редко о каком-либо событии трубили с большей уверенностью и так заблаговременно, как в данном случае о неизбежной победе демократии. Нет сомнения, демократы верят в силу трубных звуков, от которых пали иерихонские стены. И каждый раз, когда они стоят перед стеной деспотизма, они стараются повторить это чудо.

Если Гора хотела победить в парламенте, ей не следовало звать к оружию. Если она в парламенте звала к оружию, ей не следовало вести себя на улице по-парламентски. Если она серьезно думала о мирной демонстрации, было глупа не предвидеть, что демонстрация будет встречена по-военному. Если она думала о действительной борьбе, было странно складывать оружие, необходимое для борьбы. Но дело в том, что революционные угрозы мелких буржуа и их демократических представителей — это не более чем попытка запугать противника. И если они попадают в тупик, если они так далеко заходят, что принуждены приступить к выполнению своих угроз, — то они это делают двусмысленно, избегая более всего средств, ведущих к цели, и гоняясь за предлогом к поражению. Оглушительная увертюра, возвещающая борьбу, превращается в робкое ворчание, лишь только дело доходит до самой борьбы; актеры перестают принимать себя всерьез, и действие замирает, спадает, как надутый воздухом пузырь, который проткнули иголкой.

Демократы допускают, что против них стоит привилегированный класс, но вместе со всеми остальными слоями нации они составляют народ. Они стоят за народное право; они представляют народные интересы. Поэтому им нет надобности перед предстоящей борьбой исследовать интересы и положение различных классов. Им нет надобности слишком строго взвешивать свои собственные средства. Им стоит ведь только дать сигнал — и народ со всеми своими неисчерпаемыми средствами бросится на угнетателей.

Но если оказывается, что их интересы не заинтересовывают, что их сила есть бессилие, то виноваты тут либо вредные софисты, раскалывающие единый народ на различные враждебные лагери, либо армия слишком озверела, слишком была ослеплена, чтобы видеть в чистых целях демократии свое собственное благо, либо все рухнуло из-за какой-нибудь детали исполнения, либо, наконец, непредусмотренная случайность повела на этот раз к неудаче. Во всяком случае демократ выходит из самого позорного поражения настолько же незапятнанным, насколько невинным он туда вошел, выходит с укрепившимся убеждением, что он должен победить, что не он сам и его партия должны оставить старую точку зрения, а, напротив, обстоятельства должны дорасти до него.

Отпор фальсификаторам истории

Г.—Ф. Миллер написал исследование «О происхождении русского народа и имени Российского» и разослал членам Академии его текст. Несколько академиков, ознакомившись с ним, пришли к разным мнениям: акад. В. К. Тредьяковский одобрил его, тогда как трое других, М. В. Ломоносов, С. П. Крашенинников и Н. И. Попов, не были согласны с выводами Миллера. Особенно негодовал Ломоносов. Он написал и отправил «наверх» своё «Слово» против Миллера, основные аргументы которого приведём по В.О.Ключевскому.

"Его (Ломоносова) доводы не столько убедительны, сколько жестоки. Положения Миллера, по мнению Ломоносова, не только шатки, но и опасны: 1) они произведут соблазн в православной церкви, потому что Миллер полагает поселение славян на Днепре и Новгороде уже после времён апостольских, а русская церковь ежегодно вспоминает хождение апостола Андрея Первозванного на Днепр к славянам, где крест его, и ныне высочайшим её величества указом строится на том месте каменная церковь; 2) если, как утверждает Миллер, хождение это есть сказка, то что же сделать с орденом Андрея Первозванного? 3) Байер и Миллер так рассуждают: варяги, т.е. Русь, произошли от скандинавов, а имя - от финского племени. Значит, шведы нам дали князей, а чухна - имя? Да и вообще во всей речи (Миллер) ни одного случая не показал к славе российского народа, но только упомянул о том больше. Что к бесславию служить может..."

«Слово» Ломоносова возымело эффект: все экземпляры книги Миллера велено было уничтожить, он был лишён ректорства в академическом университете, звания академика, переведён в адъюнкты с уменьшением жалования в 3 раза, но остался жив и на свободе. Если исходить из ценностей науки и научной этики, , то естественно было ожидать, что на научные аргументы Миллера Ломоносов ответит научными же аргументами. Однако, контраргументация оказалась вообще вне рамок научной критики, по существу вся она - политический донос, как сказали бы мы сейчас, причём чреватый серьезными последствиями. Вот характеристика ситуации в России, которую дал академик Л.Эйлер прусской королеве-матери, удивившейся его крайней осторожности и сдержанности в беседе с нею: «Мадам, я только что прибыл из страны, где людей вешают, если они разговаривают».

Отсюда

Но не Гумилева

Колчак, рассказывали мне, прочел «Двенадцать» и вздохнул: возьмем мы Петроград, увы, повесим Блока.
Ю.Давыдов "Бестселлер"

Феодосия при большевиках

Максимилиан Волошин «Молитва о городе» (Феодосия 1918 года при большевиках):
Феодосия при большевиках не напоминала ни один другой русский город…. Тут были трапезундские солдаты, армянские ударники, румынские большевики, сербский легион, турецкие пленные, просто беженцы и анархисты всех оттенков: анархисты-коммунисты, анархисты-террористы, анархисты-индивидуалисты, анархисты-практики. …Трапезундские солдаты привезли с собою орехи и турчанок. Орехи - 40 р.пуд. Турчанки - 20 р.штука. В течение месяца большевики были крайне правой партией порядка. Местные «буржуи» молили Бога: «Дай, Бог, только чтобы НАШИ большевики продержались».

Когда в городе настала неделя анархистов и через каждые 20 минут где-нибудь в городе лопалась бомба - очень громкая и безопасная, на стенах Феодосии можно было видеть единственную в своём роде прокламацию: «Товарищи! Анархия в опасности! Защищайте Анархию!» Но анархия была на следующий день раздавлена, сотня анархистов-практиков была вывезена под Джанкой и там расстреляна, а на месте прокламации было наклеено мирное объявление: «Революционные танц-классы для пролетариата, со спиртными напитками».

После только раз появился в Феодосии отряд анархистов: они построились на площади по росту, они были вооружены до зубов и обвешаны ручными гранатами по поясу. Вид у них был грозный и они улыбались во весь рот. Над ними развевалось чёрное знамя во всю площадь с надписью «Анархисты-террористы». По какому-то наитию я подошёл к правофланговому и спросил: «Sind Sie Deutsche?»- “O, ja,ja - wir sind die Freunde”. А затем шёпотом пояснил: «Мы немецкие пленные. Сейчас анархистам очень хорошо платят».

Кровавая неделя в Санкт-Петербурге

Максимилиан Волошин "Кровавая неделя в Санкт-Петербурге"
...Я приехал в Петербург утром 22 января из Москвы. …Странная и почти невероятная вещь: в толпу стреляли, а она оставалась совершенно спокойной. После залпа она отхлынет, потом снова возвращается, подбирает убитых и раненых и снова встаёт перед солдатами, как бы с укором, но спокойная и безоружная. Когда казаки атаковали, бежали только некоторые «интеллигенты», рабочие и крестьяне останавливались, наклоняли голову и спокойно ждали казаков, которые рубили шашками по обнажённым шеям. ...В народе говорили: «последние дни настали. Брат поднялся на брата... Царь отдал приказ стрелять по иконам».

…Вдруг, непонятно как, возникла привычка к смерти: такое положение вещей стало вдруг представляться нормальным, казалось, что так было всегда - каждый мог быть убитым на улице в любую минуту. Как прежде спрашивали у привратника: «Что, морозно на улице?» - так спрашивали: «Сегодня стреляют?» В то же время к солдатам относились без гнева, но с иронией. Продавцы газет, продавая официальные вестники, выкрикивали: «Блестящая победа русских на Невском!» Дразнили офицеров: «Лейтенант, бегите, японцы близко!»

Франция - страна порядка

Максимилиан Волошин Франция и война
...Франция - страна порядка и всё в ней приносится в жертву букве закона. В смысле бюрократического педантизма ни одна страна не может сравниться с Францией. Раз установленный закон блюдётся до полной потери смысла, пока не приходит революция и не вышвыривает его за борт вместе с блюстителями. Потому что революция, как и традиция, является нормальным выявлением французского духа.
…Сила же России в том, что напряжённым скоростям Германии противопоставляются стихийные силы инертности: будь то пространства, распутицы, болота, бездорожье, беспечность.

Феодосийские спекулянты

М.Волошин "Искусство в Феодосии":
...в Феодосийском питомнике, по отзывам специалистов, были выведены совершенно новые виды «буржуев-спекулянтов», как по совершенно новым приёмам работы, так и по своей прожорливости. Очевидцы и пострадавшие на Кавказском побережье рассказывали мне с восторгом и ужасом о «мёртвой хватке» феодосийских спекулянтов, как они купили тот пароход, на котором бежали, и успели его два раза перепродать с чудовищным барышом, не дойдя до места назначения; как один из них изобрёл жидкость для восстановления утраченной молодости Керенских кредитных билетов и, скупив за бесценок партию бракованных бумажек, нажил миллионы; весь Кавказ ещё два месяца спустя гудел стонами и легендами.

Песенка про жизнь

Медведь:
...Но пусть я буду консерватор,
Не надо мне твоих идей,
Я не философ, не оратор,
Не астроном, не грамотей.
Медведь я! Конский я громила!
Коровий Ассурбанипал!
В мое задумчивое рыло
Ничей не хлопал самопал!
Я жрать хочу! Кусать желаю!
С дороги прочь! Иду на вы!
И уж совсем не понимаю
Твоей безумной головы.

Заболоцкий «Безумный волк».

Василий Суриков

М. Волошин "Василий Суриков"
Однажды мне случилось быть вместе с Василием Ивановичем в галерее С.И.Щукина. Одновременно с нами была другая компания. Одна из дам возмущалась живописью Пикассо. Василий Иванович выступил в его защиту: «Вовсе это не так страшно. Настоящий художник именно так всякую композицию и должен начинать: прямыми углами и общими массами. А Пикассо только на этом остановиться хочет, чтобы сильнее сила выражения была. Это для большой публики страшно, а для художника очень понятно».
...в Париже, приходя в академию Коларосси на этюды, он частенько довольно бесцеремонно расталкивал работающих, чтобы занять лучшее место, приговаривая: «Жё суи Суриков, казак рюсс».

Эфирный тракт

М.Волошин:
...Для матросов был прицеплен вагон (теплушка). Тогда теплушками назывались пустые товарные вагоны без лавок внутри. Мы с Татидой были приглашены в вагон командарма. Сперва мы довольно долго сидели в купе барышни-секретаря. потом я был приглашён к командарму. Сперва была большая пауза. Затем он почувствовал необходимость поговорить по душам. «Вот вы знаете, товарищ Волошин, что земля делает каждое мгновение, крутясь вокруг солнца, 22 движения - и ни в одной космографии, почему? А я понял... Помню раз, когда я в Сибири был на дальнем севере, туземцы костёр развели: они у огня грелись. Я присмотрелся и вижу: у них правильные планетарные движения получаются: с одной стороны - огонь, а с другой стороны - ледяной ветер. Я подумал - ведь в солнечной системе как раз та же констелляция - здесь солнце, а с другой стороны междузвёздная стужа, - 270 градусов - представляете себе, какой сквозняк! Вот она и вертится, бока себе обогревает - то одним краем, то другим. А у ней ещё «ось вывихнута», представляете себе, как ей трудно? По-моему, пора землю от влияния солнца освободить. Сперва мы ей ось выправим: ведь климаты имеют причиной главным образом искривление земной оси. А когда мы ей ось выпрямим, тогда на земле один ровный климат будет».
«А как же вы ей ось выпрямлять будете?»
«А у меня для этого система механических вёсел придумана по экватору. Они и будут грести, то с одной стороны, то с другой. Обо что грести? Вот как начнём грести, тогда и узнаем, в чём земля плавает.
А потом путешествовать поедем по всемирному пространству. Довольно нам в крепостной зависимости от солнца, точно лошадь на корде, по одному и тому же кругу бегать».
Так в поучительной и интересной беседе мы скоротали путь до Симферополя...

Были же прецеденты

фильм о деятельности какого-то нелепого фантомаса , за 35 тысяч долларов в месяц собирающегося силами уголовников взорвать Транссиб...

А Петрушу? Петрушу Верховенского забыли?
Или - "Александр Македонский с 30-тысячным войском решил покорить Монархии Персов. Это что нам, русским: Пестель и Волконский решили с двумя тысячами гвардейцев покорить Россию..." (Розанов)

Аблакат

С утра:
Защитник Фейгин: «Прошу отменить приговор и вынести частное определение в отношении Путина Владимира Владимировича о недопустимости давления на суд кассационной инстанции».
Чуть позже:
Адвокат Марк Фейгин: «Мы не понимаем, почему произошла такая дифференциация, что определило такую разницу в ролях и характеристиках между Самуцевич и Алехиной и Толоконниковой».

Изгнание из девочек

сам1сам2

Посидела в СИЗО, но зато четвертый десяток разменяла, неожиданно -  "девочкой".
Но что Алехина ждет, каких чудес от жизни? Ведь очевидно же, что в итоге останется только одна "девушка Бонда" "девочка "Pussy Riot".

Это не Щаранский, это "сторонники"

Круг "Эха Москвы"

Маркс "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта":
...Он разделяет участь остальных героев или, лучше сказать, святых этой эпохи, величие которых состоит лишь в пристрастно высоком мнении, распространяемом о них их партией, и которые оказываются заурядными фигурами, лишь только обстоятельства требуют от них чудес. Вообще неверие — смертельный враг этих мнимых героев и подлинных святых. Отсюда их благородно-моральное негодование против остряков и насмешников, которым недостает энтузиазма.