August 31st, 2012

Шедевр

"Я был батальонный разведчик,
А он - писаришка штабной.
Я был за Россию ответчик,
А он спал с моею женой.

Ой, Клава, родимая Клава,
Ужели судьбой суждено,
Чтоб ты променяла, шалава
Орла на такое говно?

Забыла красавца мужчину,
Позорила нашу кровать…
А мне от Москвы до Берлина
Всё время по трупам шагать.

Шагал, а порой в лазарете
В обнимку со смертью лежал.
И плакали сестры, как дети,
Ланцет у хирурга дрожал.

Дрожал, а сосед мой - рубака,
Полковник и дважды герой,
Он плакал, накрывшись рубахой,
Тяжёлой слезой фронтовой.

Гвардейской слезой фронтовой
Стрелковый рыдал батальон,
Когда я геройской звездою
От маршала был награжден.

А вскоре вручили протезы
И тотчас отправили в тыл.
Красивые крупные слезы
Кондуктор на литер пролил.

Пролил, прослезился, собака,
А все же сорвал четвертак!
Не выдержал, сам я заплакал,
Ну, думаю, мать вашу так!

Грабители, сволочи тыла,
Как терпит вас наша земля?
Я понял, что многим могила
Придет от мово костыля.

Домой я, как пуля, ворвался,
И бросился Клаву лобзать.
Я телом жены наслаждался,
Протез положил под кровать.

Болит мой осколок железа
И режет пузырь мочевой.
Полез под кровать за протезом,
А там писаришка штабной.

Штабного я бил в белы груди,
Сшибая с груди ордена.
Ой, люди! Ой, русские люди!
Родная моя сторона.

Жену-то я, братцы, так сильно любил,
Протез на нее не поднялся.
Её костылем я маненько побил
И с нею навек распрощался.

С тех пор предо мною все время она,
Красивые карие очи,
Налейте, налейте стакан мне вина.
Рассказывать нет больше мочи.

Налейте, налейте скорей мне вина,
Тоска меня смертная гложет.
Копейкой своей поддержите меня,
Подайте, друзья, кто сколь может".

Как в воду глядел

Солженицын "Наши плюралисты" 1982г.
“...Так тем опаснее станет для нас Февраль в будущем, если его не вспоминать в прошлом …ибо мы не хотим повторения в России этого бушующего кабака, за 8 месяцев развалившего страну. ... В Союзе все пока вынуждены лишь в кармане показывать фигу начальственной политучёбе, но вдруг отвались завтра партийная бюрократия — эти культурные силы тоже выйдут на поверхность — и не о народных нуждах, не о земле, не о вымираньи мы услышим их тысячекратный рёв, не об ответственности и обязанностях каждого, а о правах, правах, правах, — и разгрохают наши останки в ещё одном Феврале, ещё одном развале”.

Тем временем

...Одно из свидетельств того, какое место Пушкин занимает в афро-американской культуре – “Словарь-каталог Шомбургской коллекции негритянской литературы и истории”. Некоторые тексты сообщают: что “писатель был русским с долей негритянской крови”, другие указывают просто: “негритянский писатель”.

Дискуссии о Пушкине как о негритянском писателе регулярно проходят в Интернете, но примечательнее всего то, что русский национальный поэт удостоился включения в серию комиксов, посвященных черным героям: в 1983 г. вышла книжка комиксов “Жизнь Александра Пушкина

В течение года я проводила опрос среди водителей нью-йоркского такси. Я говорила, что пишу о русском поэте Александре Пушкине, и спрашивала, известно ли им его имя. Оказалось, что белые водители никогда не слышали о таком авторе, а практически все черные слышали. Они знают, что Пушкин был негр"

Лоунсбери Э. Кровно связанный с расой

Прямо по Проханову

"...Сегодня Россия в основном воспринимается интеллектуальными кругами Америки, от университетской профессуры до комментаторов масс-медиа, как огромная «прореха на человечестве». Речь идет о том, что Россия катастрофически неэффективно использует то, чем владеет, не внося соответствующей доли в интеллектуальный и материальный прогресс человечества. По широко распространенному в американских интеллектуальных кругах мнению, Россия собственными руками вычеркивает себя из будущего, поэтому обсуждение «мира без России» сегодня обретает необходимую респектабельность и легитимность. Именно восприятие России как избыточной и ненужной для человеческого прогресса страны, обеспечивает появление планов ее утилизации. Переломить эту тенденцию, оставаясь на слабой позиции, невозможно. Бессмысленно оправдываться или искать покровительства у тех, кого в принципе устраивает нынешняя роль России как «больного человека мира». Единственным реальным шансом перейти от статуса разыгрываемой фигуры к статусу игрока является разработка активной внешнеполитической стратегии, опирающейся на четко сформулированную идеологию".
Отсюда

А потом - "девяностые"

Игорь Дедков Дневник, 1978год Костромская область.
...Водку возят в грузовиках, штабеля ящиков покачиваются, горлышки торчат, жидкость колеблется, прохожие посматривают, привычно примечая, продукция или посуда. Как боеприпасы подвозят, думаю я. Как боеприпасы, которые должны быть доставлены вовремя. Как боеприпасы, которых вдоволь. Никаких перебоев. ...Как-то вечером ходил в магазин за хлебом и чаем, подошел к кассе. Впереди меня выкладывал свои покупки мужчина лет пятидесяти: пачку вермишели, буханку черного хлеба, два куска сыра, две банки рыбных консервов и четыре плавленых сырка — “разные”, сказал он кассирше, т. е. разных сортов. И я как-то неожиданно для себя всмотрелся в это богатство рабочего пожилого человека, пришедшего в магазин после работы, и слезы прихлынули к глазам от простой и ясной мысли: это же он после получки пришел и купил что мог, получше, и потому сырков этих плавленых разных набрал, и консервов, и сыра — другого ничего не было. ...землячка Смирнова, директор Вохомского сырзавода, Герой Социалистического Труда Буракова.  …Настроение у этой женщины было не очень веселое. Молока заводу не хватает. Коровы стоят голодные. “Съездишь на ферму, потом полночи не спишь, всё эти коровы в глазах стоят”. Она вспоминает, как дрались коровы из-за корма, и как сильные теснили слабых, и какой стоял рев. Они уже не способны принести приплод, настолько обессилены. Осенью вручную было выкошено около пяти тысяч га пшеницы, ячменя, овса, из тех, что не взяли комбайнами. Выкосили, сложили в копешки, и все ушло под снег. Под Ростов же погнали грузовики за соломой. Пришли два грузовика с прошлогодней соломой; там согласны дать лучше и больше, но за вохомский лес. Люди пьянствуют; видела она и спящих пьяных доярок, свалившихся прямо на ферме. “Наверное, мы долго не проживем”, — сказала она, и я даже не сразу понял, о чем это она. Оказалось: о войне. Беспорядок, разболтанность, небрежение общими интересами она связывает с войной; народ словно предчувствует, куда все идет. ...В этом году уже пало крупного рогатого скота: 9886 — в совхозах, 6900 — в колхозах области. ...С горечью рассказывала, как ездила в Одессу в связи с экспортом сыра на Кубу. Ее поразило обилие и высокое качество товаров, отправляемых на Кубу, — масла, консервов, сыра и т. д. — и почему своим ничего не остается. Рассказывала, как пришли обследовать вохомскую среднюю школу, а там в бачке с кипяченой водой — лед. И на уроках ребятишки сидят в варежках: руки мерзнут. ...В эти дни в магазинах нет туалетного мыла. Нет конфет. Само собой разумеется, нет мяса....По конторам собирают по 7 — 8 рублей (на колбасу и за курицу), чтобы можно было отметить 60-летие родного государства. Сам видел, как в отделе комплектования областной библиотеки среди стоп новых книг на полу лежали грудами куры и стоял густой запах. Все ходили и посмеивались.
Такая пора: все ходят и посмеиваются.


Адмиралъ

адмирал

Избранные цитаты от бывшего капраза Валерия Федоровича Романовского, бышего комбрига лиепайской 22-й бригады подводных лодок (1983-1993гг). Собирали сослуживцы.
- Про экипаж кап 1 ранга Смолькина:( в настоящее время начальник котельной в пос. Рыбачий.) Вы папуасы, которых еще не открыл Миклухо-Маклай!
«Тараканы-мутанты появились на лодке — двуногие, и х*й во лбу» (про экипаж)
«В светлое будущее не уедешь с красной задницей как мартышка по дереву»
- «Половые тряпки должны быть как подворотнички в Таманской дивизии»
-«Это не лопата, а коленвал. Взяли самую кривую березу прямо с кожурой. Если это увидят американцы, будет полный пи**ец»
(кто-то и зачем-то должен был приехать из-за океана)
-«Доктор! К субботе на всех людных местах должны висеть сан бюллетени, чтобы личный состав от одного вида голой женщины тошнило» (После доклада флагманского доктора о случаях заболевания гонореей)
— «Вы не только сук рубите на котором сидите, но и свой хер, который на этом суку лежит»
— «Вы офицер или педераст?»
(во время утреннего построения офицеру с сумкой через плечо)
-«Стоит этот мальчик и х*й до палубы гармошкой» (о командире группы радиоразведки экипажа кап 1 ранга Сапы)
.. Комсомол! Не сиди как муха на параше, а слушай и докладывай, слушай и докладывай! И не надо балетных поз и безумных глаз!
— Любовь к морю воспитывается невыносимыми условиями на берегу.

Парторг

Игорь Дедков Дневник:
История из жизни Октябрьского района (столица — Боговарово). В одном из колхозов самая дойная корова в стаде никогда не паслась вместе со всеми и мучила тем пастухов. Пастухи отказались иметь с ней дело, потребовав, чтоб ее сдали на мясо. Но председатель рассудил так: дает больше всех молока, пусть пасется одна где хочет. Так и пошло. Эту корову, столь гордую и независимую, прозвали Парторгом, но не за гордость и независимость. По утрам она вздумала являться к колхозной конторе на раздачу нарядов, присутствует и выпрашивает кусок хлебца. Вообще, говорят, где скопление народа, там и она. Парторг и есть. (Рассказано Сашей Даниловым, собкором “Северной правды”.)

...В. А. Старостина мужики спросили: “Что это, Василий Андрианович, в Костроме все пожары да пожары. То цирк, то филармония, то лучший ресторан?” — “Ничего, — ответил Старостин. — Главное, что Иван Сусанин как стоял, так и стоит”.

Автор текста "Арлекино"

"1 декабря 2007 года Баркас уехал из центра адаптации для бездомных, объяснив, что ему нужно заняться личными делами, и пропал. Как позже выяснилось, Борис уехал на встречу с Аллой Пугачевой, во время которой Алла Борисовна приготовила для Баркаса настоящий сюрприз – ключи от двухкомнатной квартиры. Вместе с депутатом Мосгордумы певцом Андреем Ковалевым она купила жилье специально для поэта, заплатив за квартиру около 300 000 евро. «Потрясение Бориса было так велико, что его буквально трясло. Он не мог успокоиться минут сорок…» – рассказывали позже в окружении Пугачевой. Борис все время повторял: «Теперь я заживу… Заведу нормальную семью». Мечтам Баркаса не суждено было сбыться. Годы, проведенные без должного ухода за здоровьем, подорвали здоровье поэта, и 11 декабря 2007 года он скончался в стенах квартиры, жизнью в которой так и не успел насладиться. Эмоциональное потрясение от случившегося с ним неожиданного счастья оказалось слишком сильным. Специалисты, осмотрев тело Бориса Баркаса, поставили диагноз – острая сердечная недостаточность".
Отсюда

Кому верить?

Из письма А.А.Фадеева Сталину от 13.12.1941 об эвакуации писателей из Москвы:
"Все писатели и их семьи ... были лично мною посажены в поезда и отправлены из Москвы в течение 14 и 15 октября (за исключением Лебедева-Кумача, - он еще 14 октября привез на вокзал два пикапа вещей, не мог их погрузить в течение двух суток и психически помешался).

Родственники:
«Фронт совсем близко. Москва опустела. Числа 14 - 15-го раздается звонок Фадеева: «Вы назначаетесь начальником последнего эвакуационного эшелона писателей в Казань». Реакция Василия Ивановича была просто жуткая, мама говорила, как он кричал: «Я никуда из Москвы не поеду! Я мужчина, я могу держать оружие!» Но потом позвонили из ЦК, сказали, что объявлена всеобщая эвакуация. ... Бабушка вязала узлы, собирала барахло, а он все метался по квартире с Пушкиным в руках - маленькие такие томики карманного формата... Потом их моя мама засунула в свой узел…Когда семья приехала на вокзал, эшелон был уже заполнен, люди висели на подножках. Василий Иванович единственное, что успел сделать, - передал в окошко, Маршаку, кажется, маленький чемоданчик с запасом папирос и пишущую машинку.  И вдруг, рассказывала мама, взгляд его упал на портрет Сталина, висевший на газетном киоске, и глаза у него стали просто белыми. Он был в пиджаке с орденами. И обернувшись к портрету, стал срывать с себя эти ордена, заорал: «Что же ты, сволочь усатая, Москву сдаешь?!» Бабушка, естественно, безумно перепугавшись, кинулась к проходившему мимо военному в форме НКВД: «Помогите, это Лебедев-Кумач, он болен, сошел с ума». Другого выхода-то не было... Деда увели в медпункт. И увиделись они с ним только через полгода…».