July 24th, 2012

Поэзия тоже

Потанин Г.Н. «Тангутско-Тибетская окраина Китая и центральная Монголия. Путешествие Г.Н. Потанина» -
«Увлечение пляскою передавалось от человека к человеку, от одной деревни к другой, и вскоре вся долина в окрестностях г. Си-Чу была заражены нервным недугом. Но китайцы вскоре справились с эпидемией – они послали войско, перепороли плясунов и болезнь как рукой сняло".

Я все про Кураева. Ну не может государство стоять поодаль и трепетно ожидать развязки – что кто-то кого-то уведет закусить блинами. Все это литературщина, Жан Вальжан, краденые подсвечники. Государство ПОРЕТ, иногда доходя в этом до поэзии, до борьбы хорошего с прекрасным, как в китайском примере. Если я В ЭТОМ нахожу умилительную нравоучительность, то что ж? Чем я отличаюсь от Кураева?

Куда нацдемы пришли с наглой рожей

Шульгин:
В.А.Маклаков воспитан в той школе, которая очень малое значение придает вопросам национальным и расовым. Это, впрочем, типичная особенность великорусской народности.

По какой причине это происходит, углубляться не стоит. Несомненно одно, что, продвигаясь с Запада на Восток, по Европе и Азии, мы видим постепенно ослабление национальных чувств, черт и психологии. Национализм почти совершенно исчезает в Сибири, пока не утыкается в Японию, которая является огромным аккумулятором национальной энергии. Москва собственно никогда не знала внутренней национальной борьбы и потому оказалась совершенно неустойчивой в этих вопросах и очень легко поддающейся, подавляемой всяким чужим национализмом. Как это ни звучит дико и странно, но в период, предшествовавший катастрофе в России, самым денационализованным элементом были сами русские.

Поэтому вопросы взаимного сожительства их взаимоотношений, их борьбы, сознательной, а главным образом бессознательной, совершенно не входили в поле зрения нашей северной московско-петроградской политической школы. Если не считать славянофилов, скорее вредных, чем полезных для национального дела утопистов, к тому же очень быстро сданных в архив, и не имевших ровно никакого влияния на русское общество XX века, ни Москва, ни Петроград не дали никакого русского национального начинания, ни в виде политической партии, ни в виде ученой школы, ни в виде литературного или художественного направления. И вот где лежит причина, почему вопросы национального свойства так совершенно не изучены и в поле зрения серьезных политических мыслителей совершенно не входят. Они любят толковать с кондачка в последнее время в эмиграции, но превращают серьезное дело в балаган, где кроме слова "жид" или тупых насмешек над украинцами ничего не услышишь. По существу национальный вопрос в России еще не трактовался.

----
Очень сильно напоминает Православие - так же не разработано, логически не сведено. Недовинчиваем мы вряд ли тут от лени. Очень вряд ли.

Пиар на пуссях

"Художник Петр Павленский зашил себе рот в поддержку Pussy Riot и полтора часа простоял напротив Казанского собора".
Интересно, хоть один из них заплатил деньги девицам?
художник зашил

Я то помню.

Карамзин «… Но Пушкин был более мудр… Он кое-что убрал из римских черт русской тоги, он пошевелил под нею плечами скифа, он вообще догадался, что мы – скифы».
А кто догадался, что русский – Милюков?  Галковский? Вовсе нет – догадались досужие люди конца 80-х, когда страна бурно возвращалась к «прерванным традициям российского парламентаризма» и одновременно весело скидывала с себя «бремя советской имперскости». Я все помню. А с «русским» все это свел Жирик. Галковский был лишь посредником, от которого ПРИЛИЧНЕЕ было взять чем от крикунов. Я то помню разгул фантазий на площадях и даже некоторых ораторов с галстуками не в тон.

Совестливые варяги

Салтыков-Щедрин "Современная идиллия":
Сказано — сделано. Прибыли из-за моря три князя: Рюрик — в Новгород, Синеус — в Ладогу, Трувор — в Изборск. Приехали и легли с дороги спать. Только спят они и видят во сне все трое один и тот же ряд картин, прообразующих будущие судьбы их нового отечества. Сначала удельный период — князья жгут; потом татарский период — татары жгут; потом московский период — жгут, в реке топят и в синодики записывают; потом самозванщина — жгут, кресты целуют, бороды друг у дружки по волоску выщипывают; потом лейб-кампанский период — жгут, бьют кнутом, отрезывают языки, раздают мужиков и пьют венгерское; потом наказ наместникам «како в благопотребное время на законы наступать надлежит»; потом учреждение губернских правлений «како таковым благопотребным на закон наступаниям приличное в законах же оправдание находить», а, наконец, и появление прокуроров «како без надобности в сети уловлять». Вскочили три брата в смущении великом и не знают, как быть. Думают: а что, коли ежели из-за нас вся эта программа да выполнится? И стали они тосковать. Первый затосковал Синеус в Ладоге — и утопился в озере; второй затосковал Трувор в Изборске — и повесился на вожжах. Рюрик же, как имел ум свободный, сразу принять напрасную смерть не пожелал. Созвал он вече и обратился к нему с следующею речью: «Видел я, господа новгородцы, нановоселье у вас нехороший сон! Будто бы через меня по всей Руси губернские правления пошли, а потом и палаты государственных имуществ… И так меня этот сон расстроил, что уж и не знаю, как с собой благороднее порешить: утопиться или повеситься?»

Страна сильно на любителя

Серия постов Арбатовой о посещении Нью-Йорка. С фотографиями, нелицеприятный тихий ужас Среди прочего:
"Об американской судебной системе знаю не только по фильму "Крамер против Крамера".)
Моя близкая приятельница зачем-то отправила учиться в штаты дочку. Кстати, на юриста. Дочка вышла замуж за однокурсника, тоже будущего юриста, тамошнего нашего. Из такого зажопинска, к которому в Москве бы близко не подошла. Жили на мамины деньги, она в России бизнесом занимается, родили подряд двоих детей. Постепенно парень так достал дочку приятельницы, что в один прекрасный день она проснулась и поняла, что не может видеть ни своего мужа, ни Америки, и попросила по-честному отпустить её с детьми в Россию. То есть, сделала по-нашему. А делать надо было по-американски. Американский муж из зажопинска сделал по-американски. Эдакий шкаф шустро нанёс себе синяки, вызвал полицию, и объявил, что жена-дюймовочка его избила. Приехали полицейские, при маленьких детях заломили маме руки, застегнули в наручники и сутки продержали в участке.
Год ушёл на то, чтобы следственный эксперимент доказал, что она не могла нанести ему эти побои. Ещё пять ушло на выяснялово. Дети уже пошли в школу, бабушки с обеих сторон разорились на адвокатах, один ребёнок в результате заикается, другой писается. Муж из зажопинска женился на другой и родил нового ребенка, но бывшую жену с детьми в Россию выпускает по решению суда только раз год на десять дней. Если она прилетит через 11, то будет обвинена в их краже и сядет в тюрьму. И похожих сюжетов я знаю не один, и не два".


(Как тут не вспомнить из письма Довлатова: "…Законов мы не знаем, привычная юридическая интуиция в этих условиях — бесполезна, достаточно сказать, что за 4 года в Америке я почти беспрерывно нахожусь под судом. Меня судили за плагиат, клевету, оскорбление национального достоинства, нанесение морального ущерба, а сейчас нас с Леной судят за двенадцать с половиной тысяч долларов").

Страна Швейка

После Болотной только понял, отчего в 68 именно чехи побежали а еще француз в пижаме с кантом. Мещане соцлагеря и каплагеря.

Мысль навеяна Хлебниковым:
"Эй, молодчики-купчики,
Ветерок в голове!
В пугачевском тулупчике
Я иду по Москве!.."

Экзистенциалисты с Эха

самсонова
"…А.САМСОНОВА: Ну хорошо. А есть, например, условный Кудрин, совершенно условный, который такой хороший министр финансов, что Россия мягко прошла кризис и все были живы-здоровы, сыты и так далее.
Д.ДОНДУРЕЙ: Он должен был довести до кризиса?
А.САМСОНОВА: И вот он работал, несмотря ни на какие свои претензии и так далее. А потом он ушел. И, вот, если бы он не работал, возможно бы, сегодня был не Путин и была бы другая система.
Д.ДОНДУРЕЙ: То есть?
А.САМСОНОВА: Но одновременно, если бы он не работал, многие люди бы пострадали финансово.
Д.ДОНДУРЕЙ: Да. Так что? Что важней?
А.САМСОНОВА: В чем моральный выбор? Вот это абсолютно ситуация морального выбора. Какой моральный выбор делаете вы?"
----
Пипец. Только напалм.