May 19th, 2012

Максим Соколов

...Чрезвычайно справедливыми издавна представлялись мне слова профессора, обращенные к поэту: «В поисках неизвестного человека, который отрекомендовался вам как знакомый Понтия Пилата, вы вчера произвели следующие действия. Повесили на грудь иконку. Сорвались с забора, повредили лицо. Явились в ресторан с зажженной свечой в руке, в одном белье и в ресторане побили кого-то. Привезли вас сюда связанным. Попав сюда, вы звонили в милицию и просили прислать пулеметы. Затем сделали попытку выброситься из окна. Спрашивается: возможно ли, действуя таким образом, кого-либо поймать или арестовать?» Я понимаю, автор и его роман заезжены невозможным образом, но это не отменяет справедливости вопроса о том, возможно ли, действуя так, кого-либо мирно низложить и обустроить ведение государственных дел благопристойным образом.

Пошлость, описанная Томпсоном

Х.Томпсон: "...они-то знают, какова удача на самом деле. Они выброшены за борт праздника жизни и прекрасно осознают это. Если бунтари из студенческих кэмпусов, приложив минимум усилий, выплывут на поверхность из глубин своей борьбы с истеблишментом и в руках у них будет надежный пропуск для приобретения места под солнцем, то мотоциклист-outlaw смотрит в будущее мрачным взглядом человека, у которого абсолютно нет каких-либо карьеристских устремлений или особых надежд на положительные сдвиги в его жизни."
---
В 1987 году мне серьезно предложили уйти в "неформалы", тогда это воспринималось, как выбор на всю жизнь со всеми ужасами подворотен. Я был тогда полубомжом, эпоха была жуткая, и я отказался, т.к. не чувствовал в себе такого дара, ради которого стоило бы жертвовать жизнью и предпочел выкарабкиваться со дна.
Но если бы я не был бездомным и нищим, то, возможно, имея тылы, я бы согласился, - и стал истерично и "трагически" раздувать свой несуществующий дар неизвестно во что.
И это было бы бунтом сытого, имеющего возможность вернуться. Смог бы я долго жить в такой пошлости? Смотрю на гуляющую московскую богему и с изумлением понимаю: какой бы я не был дурак в те годы, но пошлость, описанная Томпсоном прогнала бы меня оттуда через месяц.