April 9th, 2012

Пуссирайтеррам

«— Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
— Смоленскую матушку, — поправил другой…
В длинном сюртуке на охромном толщиной теле, с сутуловатою спиной, с открытою белою головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своею ныряющею, раскачивающеюся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову…
Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, тяжело опустился на колена, кланяясь в землю, и долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости. Седая голова его подергивалась от усилий. Наконец он встал и с детски-наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли».

Вопль немца

ТО, О ЧЕМ ДОЛЖНО БЫТЬ СКАЗАНО
Гюнтер Грасс

Почему я молчу, зачем так долго замалчиваю
То, что и так очевидно и репетируется давно
в планах-играх, в конце которых
мы все, если выживем, превратимся в какие-то безмолвные скобки?
Это присвоенное самими себе право на упреждающий удар,
который может стереть с лица земли
покоренный неким хулиганом и
вынуждаемый к организованным ликованиям
иранский народ только потому, что
его власти якобы владеют атомной бомбой.

Но только почему я запрещаю себе
называть по имени ту, другую страну,
которая вот уже много лет, – хоть и тайно, -
но все-таки владеет изо дня в день нарастающим
ядерным потенциалом,
никем не контролируемым, потому что
никакого контроля она не допускает?
Всеобщее умалчивание фактов,
которому и мое молчание покорилось,
я воспринимаю, как тяжеловесную ложь
и ограничения, угрожающие наказанием,
как только это молчание будет нарушено,
потому что вердикт „антисемитизм“ наготове.

Но теперь, когда из моей страны,
которую день изо дня настигают ее собственные преступления,
которые невозможно ни с чем сравнить,
и из-за которых ей все время приходится отвечать,
под натянутой на проворные губы
маской „искупления вины“,
но на деле исключительно из-за выгоды,
поставляется в Израиль очередная подводная лодка,
чья задача состоит в том, чтобы умело направить
всеуничтожащие боеголовки туда,
где даже существование одной-единственной
атомной бомбы не доказано,
я говорю то, что должно быть сказано.

Но почему я молчал до сих пор?
Потому что считал, что мое происхождение,
скованное никогда не исправимым недостатком,
запрещает мне поставить страну Израиль,
с которой я связан и хочу быть связанным,
перед этим фактом.

Почему же тогда я сейчас говорю,
состарившийся, последними чернилами:
„ Атомное государство Израиль подвергает
И без того хрупкий мир угрозе?"
Потому что следует сказать то,
что возможно уже завтра окажется слишком поздно;
еще и потому, что мы, – как немцы обремененные и без того достаточно, -
можем оказаться поставщиками преступления,
которые легко можно предвидеть,
из-за чего наше соучастие
никакими оправданиями невозможно будет искупить.
И еще признаюсь: я больше не молчу,
так как я устал от лицемерия Запада,
и потому еще, что остается еще надежда
на то, что, может быть, и многие другие захотят
освободиться от молчания
и тех, кто является причиной очевидной опасности,
призовут к отказу от насилия и
смогут настоять на том, чтобы
независимый и постоянный контроль
международных инстанций
над израильским атомным потенциалом
и над иранскими атомными станциями
правительствами обеих стран будет допущен.

Только так можно помочь всем,
Израильтянам и палестинцам,
более того, всем людям, которые в этом регионе,
оккупированном безумием,
живут в тесноте и ненависти,
и в конце концов всем нам тоже
только так можно помочь.
Отсюда

Мое простое рассуждение

Всего лишь допускаю, по Канту, что мое тело – «вещь в себе» и совсем не кусок мяса – и тогда – отчего в этом страннейшем образовании не обитать странной вещи – душе? Которая потом «отлетает».

Бывало и хуже

1821 год, Константинополь
Судьба патриарха была предрешена. Он это понял.
Накануне, в Великую субботу, святейший попрощался со всеми ближними; в самый день Пасхи, 10 апреля, не благословил священникам служить в храмах, — чтобы не подвергать прихожан опасности погрома, — а сам в домашней своей церкви дольше обычного совершал проскомидию.
Сразу после обедни он был вызван в Порту и приговорен к смерти. Обождав, пока пробьет час торжественной пасхальной вечерни, турки повесили патриарха на воротах его константинопольского дома; в других же частях города, как бы по магической окружности, повешены были шестеро старейших митрополитов.
Город был взят в погребальное кольцо.
Спустя три дня тело патриарха Григория было вынуто из петли и продано местной еврейской общине за 800 пиастров. Турки выставили предварительное условие сделки: труп должен быть разрублен на три части и разбросан по улицам на съедение псам. Однако они недооценили торговую смекалку партнеров по кровавому бизнесу; за 100 000 пиастров те уступили грекам обязательство не выполнить турецких обязательств — и бросили труп покойного страдальца в море, привязав ему камень на шею.

Типичный разговор поколений

Жена спиздила в своей общаге одну тумбочку, я в своей – другую. Кроме того у меня была стопка крутых книг, в том числе А.Белый («Библиотеки поэта. Большая серия») - в общем я был полностью готов к развалу государства и «радикальным рыночным реформам» на его развалинах – и вот выходит краснощекая девочка в белой ленте: «Проклятый Путин, – МНЕ СКУ-У-ЧНО!!»
Что иное я могу ждать от себя –
«А еще бывает, блядь, НЕВЕСЕЛО!»

Диалог

С.Н.Булгаков. "На пиру богов. Pro et Contra. Современные диалоги":
...Общественный деятель. Вот это-то и приводит меня в отчаяние: ведь все инородцы имеют национальное самосознание. Они самоопределяются, добывают себе автономии, нередко выдумывают себя во имя самостийности, только за себя всегда крепко стоят. А у нас ведь нет ничего: ни родины, ни патриотизма, ни чувства самосохранения даже. Живут воспоминаниями былого величия, когда великодержавность русского народа: еще охранял полицейский, как та барыня, которая и после падения крепостного права все продолжала чувствовать себя рабовладелицей. И выходит, что Россия сразу куда-то ушла, скрылась в четвертое измерение, и остались одни провинциальные народности, а русский народ представляет лишь питательную массу для разных паразитов.

Беженец. Простите, но я в этом отсутствии самого вкуса к провинциализму, в неумении и нежелании устраиваться своим маленьким мирком, какую-нибудь там самостийностью вижу все-таки печать величия нашего народа и его духовного превосходства, по крайней мере в призвании: единственный в мире народ вселенского сознания, чуждый национализма. Это даже и через уродливости интернационализма теперешнего брезжит. И вообще в этом залог великого будущего, а все великое и трудно, и даже опасно. Но за эту черту можно и дорогой ценной заплатить.

Минутное наваждение

Знакомая мусульманка своими разговорами о своей набожности утомила – «В мегаполисе, - говорю, - хвастаться этим нелепо. Тут наплевать, все бегут, это не деревня»
И тут же мысль – «Но и какой-нибудь нью-йоркский еврей то же скажет о моем патриотизме – «Устарело, старик…»

И я все переворачиваю: мусульманка права, я – мудак, брайтоновский интеллигент – мудак еще больший... Наваждение проходит.

Кстати

Кстати, что б позлить я рассказал мусульманке про райских гурий с которыми воины Аллаха... Она не знала! "Это ложь, подлая ложь!" Потом стала рыться в интернете, потом стала обзванивать своих подруг-мусульманок в шоке: "Ты знаешь как у мужиков?!? Это какой то ужас! Я тебе ссылку кину" Мне же обещала поговорить с муллой и мне передать его разоблпачения этих наветов.

Тихий ужас

Очередное посление Надежды Толоконниковой из узилища, вчитайтесь в эту претенциозность 21-летней дурынды:
"Отсутствие прививки перспективистского понимания истины, представлений о ее зависимости от избранной системы отсчета и от языка, на котором эта истина устанавливается и формулируется, ведет к таким особенностям восприятия, как сексизм, эйджизм, ксенофобия и отказ в уважении к неклассическим практикам и отличным от нормативных ценностным и стилевым особенностям жизни отдельных групп общества. Судящие активисток панк-группы Pussy Riot оценивают их деятельность с высоты некритического понятия истины и тем самым Кому интересно, продолжение

Как старый солдат николаевских времен:
Лев Толстой «Рубка леса»:
В сущности Максимов был далеко не глуп и отлично знал
свое дело; но у него была несчастная странность говорить иногда нарочно так, что не было никакой возможности понять его и что, я уверен, он сам не понимал своих слов. Особенно он любил слова: "происходит" и "продолжать", и когда, бывало, скажет:"происходит" или "продолжая", то уже я вперед знаю, что из всего последующего я не пойму ничего. Солдаты же, напротив, сколько я мог заметить, любили слушать его "происходит" и подозревали в нем глубокий смысл, хотя так же, как и я, не понимали ни слова. Но непонимание это они относили только к своей глупости и тем более уважали Федора Максимыча. Одним словом, Максимов был начальствующий политичный.

---

"Социализм" на "демократию"

Из знаменитой статьи Ленина "О национальной гордости великороссов", замените социализм на демократию и вы получите сегодняшнего нацдема -
...А, по-нашему, это были слова настоящей любви к родине, любви, тоскующей вследствие отсутствия революционности в массах великорусского населения. Тогда ее не было. Теперь ее мало, но она уже есть. Мы полны чувства национальной гордости, ибо великорусская нация тоже создала революционный класс, тоже доказала, что она способна дать человечеству великие образцы борьбы за свободу и за социализм, а не только великие погромы, ряды виселиц, застенки, великие голодовки и великое раболепство перед попами, царями, помещиками и капиталистами.
-----

Нехитрый прием: вчера социализм, сегодня демократия, завтра дианетика, "всемирная отзывчивость", ага, и в ней рыбка в мутной воде.

В Караганде


Новую многоэтажку в микрорайоне «Бесоба» (который позиционировался как элитный) построили три года назад на средства дольщиков. 1 апреля 2012 г. здание начало наклоняться, на 5 апреля отклонение составило 720 миллиметров. Из аварийного дома были переселены 138 человек. 6 апреля дом рухнул, жертв нет. Директор Андрей Малянов находится в бегах и объявлен в розыск.