April 6th, 2012

«Наконец-то мы на родине»

1973 год, фестиваль молодежи и студентов в ГДР
Ночью я шел из гостиницы в школу, где мы жили. Следовало перейти Унтер-ден-Линден. Поскольку немцы ложатся спать рано, на широченной улице никаких машин не было. Естественно, я пошел на красный свет. Вдруг возникшее неприятное ощущение заставило меня обернуться. Стоит немец, сильно поддатый, но на красный свет не идет. И так жестко смотрит на меня, что думаю: убьет. Не отводя взгляда, он сквозь зубы произносит:"Ферффлюхтес руссишес швайн" ("Проклятая русская свинья").

В последний день состоялось шествие немецкой молодежи, которое стало для нас потрясением: в Берлин привезли почти два миллиона молодых людей. Ночью они спали на асфальте, утром прошли через город, а спустя два часа в Берлине их уже не было - развозили поездами, автобусами. Если бы наши в таком количестве вышли на улицу, они снесли бы город.

На следующее утро мы уезжали. Следов празднеств уже не было. Нас привезли к поезду. Журналисты должны были ехать в седьмом вагоне. В составе имелся шестой и восьмой. Седьмой не прицепили. И кто-то ласково сказал: «Наконец-то мы на родине».

Наш ответ Интернету

Охренеть

Отсюда по наводке koznodej
"Группа крупных российских бизнесменов еврейского происхождения начала 3 апреля трехдневное паломническое шествие по израильской пустыне, приуроченное к главному иудейскому празднику Песах.

Среди участников похода, организованного Российским еврейским конгрессом, попечители и члены руководства РЕК: президент Конгресса Юрий Каннер, совладелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман, президент бизнес-школы «Сколково» Андрей Раппопорт, президент группы компаний «Уникум» Борис Белоцерковский, крупный томский предприниматель Юрий Зельвенский, совладелец финансовой компании «Открытие» Борис Минц, директор РЕК Бенни Брискин, а также другие представители российской деловой элиты.

Поход начался в израильской пустыне Арава близ городка Цофар, а завершится 6 апреля в Иерусалиме. Этот путь паломники пройдут пешком, в условиях, максимально приближенных к библейским временам. В последний день шествия бизнесмены по старинным рецептам испекут мацу, а церемонию пасхального Седера проведут вечером 6 апреля в главном для иудеев городе Иерусалиме".
---
"…И подошли евреи к Красному морю, и протянул Моисей руку, и разошлись воды морские, и сказал Моисей:
- Ах-хренеть…"

«Батюшка, пощади!».

(Тюмень, 60-е)
Гастроном — стекляшка с убогим ассортиментом на прилавках, мужики в ватниках, роящиеся у винного отдела. До закрытия еще полчаса, но входная дверь перегорожена, и бабка-уборщица шаркает по грязному полу не менее грязной тряпкой, норовя попасть по ногам. Все как везде и всегда, за исключением одного. В дверь гастронома среди других страждущих проходит Алексей Николаевич Косыгин — член Политбюро и Предсовмина. Честно говоря, в первый момент я решил, что или это двойник, или я тронулся. Народ, проникнув в магазин, кидается к прилавкам, а он, стоя на месте, с большим любопытством оглядывается.

Стоящий человек почему-то вызвал у бабки повышенное раздражение. «Ходют тут», — начала она, далее переходя на принятый в этих кругах мат. Магазин закрыт — таков был краткий перевод ее монолога. Видимо, Алексей Николаевич владел родной речью достаточно, чтобы понять смысл сказанного. «Так ведь еще минут двадцать осталось», — вежливо сказал он. Но тут бабка совершенно озверела и во весь голос стала крыть Косыгина, особенно упирая на его «шапку-пирожок» (нелюбовь нашего народа к шляпам и прочим нестандартным головным уборам общеизвестна).

На крик начали оборачиваться люди и, естественно, стали узнавать Косыгина (портреты его, как и остальных членов Политбюро, висели везде и всегда). «Это же Косыгин!» До бабки дошло не сразу, но когда дошло, она рухнула на колени с воплем: «Батюшка, пощади!». Громовой хохот, улыбка Косыгина, бегущий на полусогнутых ногах, обливающийся потом директор...

Человек эпохи Радио Йеху