April 3rd, 2012

Спасибо Панюшкину, перечитал Пастернака

...мне очень трудно найти что-то общее между мной и народом. Все разное. Все отличается даже не диаметрально, а так, как круглое отличается от синего, твердое от сладкого, мокрое от длинного…Я и народ — мы по-разному едим, по-разному одеваемся, по-разному развлекаемся, по-разному работаем. Любим разное.Я, например, пью вино, а народ пьет водку (и неизвестно, кстати, что честнее). Я считаю лакомством устрицы и трюфели (и неизвестно, снобизм ли это мой или развитый вкус). А народ считает лакомством пельмени. Из музыки я слушаю Хейфеца или Гульда, а народ слушает Стаса Михайлова или Ёлку. Когда в музыкальных вкусах я хочу быть ближе к народу, то слушаю Тома Уэйтса — ближе не могу. В политическом смысле я хочу бесконечной свободы и беспрестанных перемен, а народ хочет твердой руки и стабильности. Народ если читает, то Life News или ЗОЖ в бесконечном поиске чего-то нового. А я бесконечно перечитываю «Капитанскую дочку» Пушкина, «Анну Каренину» Толстого или «Всю королевскую рать» Уоррена..

На ранних поездах

Я под Москвою эту зиму,
Но в стужу, снег и буревал
Всегда, когда необходимо,
По делу в городе бывал.

Я выходил в такое время,
Когда на улице ни зги,
И рассыпал лесною темью
Свои скрипучие шаги.

Навстречу мне на переезде
Вставали ветлы пустыря.
Надмирно высились созвездья
В холодной яме января.

Обыкновенно у задворок
Меня старался перегнать
Почтовый или номер сорок,
А я шел на шесть двадцать пять.

Вдруг света хитрые морщины
Сбирались щупальцами в круг.
Прожектор несся всей махиной
На оглушенный виадук.

В горячей духоте вагона
Я отдавался целиком
Порыву слабости врожденной
И всосанному с молоком.

Сквозь прошлого перипетии
И годы войн и нищеты
Я молча узнавал России
Неповторимые черты.

Превозмогая обожанье,
Я наблюдал, боготворя.
Здесь были бабы, слобожане,
Учащиеся, слесаря.

В них не было следов холопства,
Которые кладет нужда,
И новости и неудобства
Они несли как господа.

Рассевшись кучей, как в повозке,
Во всем разнообразьи поз,
Читали дети и подростки,
Как заведенные, взасос.

Москва встречала нас во мраке,
Переходившем в серебро,
И, покидая свет двоякий,
Мы выходили из метро.

Потомство тискалось к перилам
И обдавало на ходу
Черемуховым свежим мылом
И пряниками на меду.

Сцены

Войска генерала Лукина еще оказывали сопротивление, ведя уличные бои на окраинах Смоленска, в северной части города - окрестные крестьяне на подводах уже въехали в город и принялись грабить оставленные горожанами квартиры. Подвергались разграблению и советские учреждения. Немцы с любопытством взирали на присходящее, не пытаясь остановить мародерство, фотографируя проявления низменных инстинктов части населения.
Отсюда
Тоже было и в Киеве, и в Москве 15 октября. Думаю, без таких штрихов создавая образ русского - мы себя теряем, не понимаю националистов - как они народ то ощущают - без этого? Я не могу совершенно без этих сцен.

Твиттерная реформация?

Всеволод Чаплин, размышляя на эту тему, отметил: «Я вижу очень серьезную опасность в том, что очень небольшая группа священнослужителей и мирян, наверное, в общей сложности 50 человек, максимум 100, пытаются сейчас жестко продавить свою позицию в публичном пространстве, заявив, что это как бы позиция "всей продвинутой, интеллектуальной, устремленной в будущее, прогрессивной части" Церкви. Некоторой части секулярно-либеральной общественности это понравилось, они стали говорить: Наконец-то появилась у нас основа для реформации, для появления "новой хорошей церкви", в отличие от старой и косной. ... Я не исключаю, что мы сейчас находимся перед лицом появления нового обновленческого движения. Насколько это движение будет серьезным, покажет время".
Отсюда

Атака кавалергардов под Аустерлицем

…Ростову все слышнее и слышнее становился их топот и бряцание их оружия и виднее становились их лошади, фигуры и даже лица. Это были наши кавалергарды, шедшие в атаку на французскую кавалерию, подвигавшуюся им навстречу.
… Крайний кавалергард, огромный ростом рябой мужчина, злобно нахмурился, увидав перед собой Ростова, с которым он неминуемо должен был столкнуться.
…Едва кавалергарды миновали Ростова, как он услыхал их крик: «Ура!» – и, оглянувшись, увидал, что передние ряды их смешивались с чужими, вероятно, французскими кавалеристами в красных эполетах.

---
«Любопытная деталь вычитана мной в истории кавалерии. Несмотря на бесчисленное количество конных атак, прямое столкновение двух частей происходит чрезвычайно редко: обыкновенно в последнюю секунду одна из частей поворачивает. Классическая встреча и столкновение двух корпусов произошло в 1805 году под Аустерлицем. Там встретились французские кирасиры с русскими кавалергардами и конной гвардией. Никто не отступил, и после атаки осталось всего несколько десятков всадников из обеих корпусов»
---
Эта сцена в фильме Бондарчука - огромная масса лошадей без всадников, ужас войны.