March 14th, 2012

Ксения Собчаковна

Виктор Топоров

Словосочетание «Малый Народ» — что бы оно на самом деле ни значило — было ветировано, табуировано и категорически внесено во всевозможные стоп-листы и черные списки.

Как вдруг по итогам выборов 4 марта состоялся внезапный и оттого ошеломляющий каминаут: ведущие представители «Малого Народа» с непримиримой ненавистью и уже ничем и никак не скрываемым презрением отреклись от «Народа Большого» — от «хомяков», от «анчоусов», от «быдла». От мужика, который предпочитает чечевичную похлебку кровавой борьбе за начальственное (отставного начальства) первородство.

Всё нынче происходит не только по Шафаревичу, но и по Василию Шукшину. Помните, как там в «Калине красной»? Народ к разврату готов. «Малый Народ», естественно. «Малый Народ» к разврату готов, а «Большой» — нет.

Антисемитской «Русофобию» называли те, кто с искренним или напускным возмущением восприняли саму идею некоего «Малого Народа», осознанно и целеустремленно противостоящего «Народу Большому». Те, кто полагали себя Советской Интеллигенцией (Советской Либеральной Интеллигенцией) — плотью от плоти и кровью от крови Великой Русской Интеллигенции (диахронно).

И вот они прекратили маскироваться. Прекратили притворяться. Прекратили выдавать себя за часть «Большого Народа» (пусть и в самооценке за лучшую его часть). Они заговорили наконец честно. Решающий «шаг вперед наоборот» сделан — хотя бы на словах. И все же, как любят шутить в ЖЖ, а нет ли в этом антисемитизма? С одной стороны, «Малый Народ» — что по Кошену, что по Шафаревичу — это не этнос, а социальный слой, а с другой...

Отсюда

В одиночестве

Враг для Америки - вопрос выживания, а никто не хочет. Зато Америка - знатный "фронтир" и держит всех в тонусе. Ее и обойдут.
(Франция в 1870-ом показала такую же дурость как "николаевская Россия" с городничихами в 1855-ом, плюс Тьер пол-Парижа перестрелял, такие вот чудеса бывают с победителями).

Еще Замятин

1918 год
"Отслужили молебен; пришли к помещику:
- Ты барин хороший, мы все знаем, а уж прости – придётся тебя повесить, нельзя иначе…"

"На улице с человека шубу стали снимать ночью. Он орёт. А ему:
- Молчи, такой-сякой! Вон со святых ризы сдирали, они и то молчали. А ты лучше их, что ли?"

"Пришли мужики барыню громить, барыня чай пьёт. Мужики ей ласково:
- Уж ты лучше с самоваром своим в другую комнату уйди, не ушибить бы тебя как, борони Бог".

"Сын попа. Мишка Покровский. Коммунист. Снимали колокола в Угличе, в монастыре. Собралось народу несметно, просят:
- Мишка, позвони в последний раз!
Мишка грянул (звонарь был замечательный – попович), звонил час – и «перевод», и полиелей, и пасхальный. Народ плакал. Потом Мишка смахнул колокола вниз..."

"В бандитах сын служит".





Теперь ее точно посодют