January 12th, 2012

Фаэтоновские полеты нашей оппозиции

Все же я недоумеваю - что они будут делать в марте? Вот классика жанра - Украина, ноябрь 2004, второй тур: Янукович - 49,42%, Ющенко - 46, 69%. Есть где поиграть? Это раз. Верховная Рада, где у оппозиции большинство признала итоги выборов недействительными. Это два. Верховный суд принял решение о переголосовании (под угрозой физической расправы. Эти страшные сцены с остервенелой толпой вокруг здания суда). Три

Плюс полиция на Лвiвщине приняла присягу Ющенко, а 17 восточных областей потребовали создания нового федеративного государства. Вот так девки плясали и Янукович уступил. Далеко не одному Майдану, даже и миллионному.

И вот март, Божена Рынска, Революция, Незабудемнепростим. При победе в первом туре в 20-30%, при большинстве в Думе, при ОМОНЕ (как сладко это слово!) Как-то не бъется это с украинскими событиями. Тем более у нас есть Танк.

Гм. Вчера было рано, завтра будет поздно а сегодня смешно. Как то так что ли?

По настоящему отвязные парни

Илья Кормильцев:
Помню типичную сцену из поздних 70-ых: баня на задворках дачного участка, бутылка «Эрети», приемник «Спидола», напряженное вслушивание в лирический оргазм Роберта, скажем, Планта, пробивающийся через рев глушилок. И вдруг — Whole Lotta Love заканчивается, сразу же унимаются глушилки — и в эфире возникает квакающий эмигрантский голос, докладающий, говоря стихами Емелина:

«Про поэтов на нарах,
Про убийство царя
И о крымских татарах,
Что страдают зазря…»

И тут же чей-нибудь ленивый вопль: «Дюха, выруби этого козла, поищи еще музон!»
Когда мы перестали слушать чужой музон и начали делать свой, мы понесли его на показ советской власти — во-первых, потому, что нужно было получить литовку, во-вторых, потому что для нас это было не в большей степени походом в логово врага, чем для Мальчиша-Кибальчиша — визит в штаб Красной Армии.


При всем при том, что -
Пили, впрочем, все и отчаянно; Шевчук устроил ночью страшный грохот в номере, оказалось, пытался выбросить в окно кровать. Зачем, непонятно, но не выбросил, сил не хватило.

Потому что талантливы - и контекстом били, творчеством - и непроизвольно! А не ходиловом, мудиловом, протестиловом. Своим боженскорыловом.

Про свободу

Проханов жжот

«А.САМСОНОВА: То есть в ФСБ есть антипутинская фракция?
А.ПРОХАНОВ: Похоже, что такая фракция есть, потому что...
А.САМСОНОВА: Но за кого же они? За Акунина? За Парфенова? За Навального?
А.ПРОХАНОВ: Ну, скорее всего, они за Шендеровича. Я думаю, что Шендерович настолько обаятелен, что, я думаю, что 2 или 3 группировки ФСБ, конечно, сформированы вокруг него.

...А.САМСОНОВА: Слушайте, вот, губернатор Белых недавно нахамил буквально Путину, начав свою речь «Возможно, Путин не знает, но» и так далее. Теперь это будет цепная реакция тоже? Все начнут хамить Путину?
А.ПРОХАНОВ: Ну, Белых поторопился со своим хамством.
А.САМСОНОВА: Поторопился хамить?
А.ПРОХАНОВ: Поторопился. Не следовало ему хамить. Вообще не следует хамить, вот, властьимущим. Об этом говорят все. Вот, я тут помню восстание стрельцов было при Петре I – они начали хамить власти. А власть взяла и проснулась, и Петр вернулся в Россию, и потом у Сурикова возникла интересная картина «Утро стрелецкой казни».
Отсюда

Внутренний поляк

В каждом русском, согласен, есть часть "поляка" и даже "эстонца". Говорят: "Вот за счет этой части в тебе, европейской, и надобно жить а остальное забудь как кошмарный сон".
Но где жить? За счет "внутреннего поляка"можно жить в Европе оборотнем-эмигрантом, но остальным то где жить?

Почти по Канту

Жизнь и судьба как законченная скульптура (давняя моя мысль)- и как в нее вставить Время? У тела просто нет этого измерения. Отсюда старение - иллюзия, блеф (и смерть, кстати, тоже). ВНУТРИ скульптуры ничего не происходит и это неинтересно.

Стимулы слабоваты

Приписывается Катилине - "Пожар, грозящий мне, я потушу под развалинами". Это я про то, что над нынешними даже не капает.

(no subject)

Ньютон открывал, "Джобсы" все изобретают, вот и затянулась нынешняя парадигма.

Как переселяли этот миллион

"Я дала Израилю миллион евреев" Алла Гербер.
Пермь, конец восьмидесятых, из дневника одного семейства (книга "Новые Амазонки", издательство "Московский Рабочий"):
«Пришла Галя К. и сказала, что будет погром. Еврейский. ...Ночью проснулась от грохота. Началось? Что делать в первую очередь? Вскочила, смотрю: это кошка уронила со шкафа наши сто коробков спичек».

«Друзья мужа — евреи — звонили в МВД Перми, спрашивали, готовы ли спасти от погромов жителей города. — К нам не поступило никаких сигналов! — был ответ. — А если уехать на дачу! — спрашивает Люся Г. жена еврея. — Может, там отсидимся?
— Это ещё хуже, там ни телефона, ни больницы… — говорю я. — Я собираюсь позвонить друзьям-евреям и пригласить их ночевать эту роковую ночь у нас. Может, вместе-то отобьёмся».
"До катаклизма остался один день. А ночь? Ночью начнётся.Нурия, маленькая девочка, дочь моей знакомой:
— Тётя Нина, а в городе образовалось общество, которое ловит евреев».

«Полночь. Мужа нет дома. Он уехал к Бруштейнам обсуждать, как заниматься самообороной, на лестнице шаги, много мужских ног. Бегом обратно от нашей площадки. Почему бегом? Потому что бомбу подложили и спешат убежать, чтобы не подорваться. Значит, началось. Я — дрожа — выхожу в коридор, включаю свет всюду (на кухне тоже зачем-то) и протягиваю руку к замку. Страшно. Но я должна быстрее открыть, схватить бомбу и скинуть на головы тем, кто сейчас будет выбегать из подъезда, тем, кто её подложил. Выскакиваю на площадку — ничего нет. Поднимаюсь на чердак — лужа мочи. Ага, это всего лишь анонимные алкоголики заходили по своим интимным делам… Тут и муж вернулся. Рассказываю, он мрачнее тучи.
— И всё же лучше погибнуть от погрома один раз, чем много раз мысленно. Ложись спать».

«Со мной случилась истерика… Подруга ушла, пришли другие гости, истерику не смогли остановить… Вызвали «скорую»…


«Я бормочу, идя по улице в магазин. Видимо со мной что-то не то, потому что боковым зрением вижу, как на сохе пролетел по небосклону Василий Белов. А ведь был вроде писатель».

ЭПИЛОГ: С. Говорухин, 1990г:
"Попробуйте взглянуть  на  нашу  прогрессивную  прессу  глазами нормального здорового человека. Сколько всего случилось за этот год!  Баку,  Душанбе,  Тува,  Ош... С живых людей сдирали кожу, жгли на кострах! ... Как  же  оценили   ситуацию средства  массовой  информации  (в  своей  подавляющей части) и поддерживающие их (и поддерживаемые ими) левые вожди? Кого  они  сочли  нуждающимися  в  особой защите: армян (Сумгаит), русских  (Алма-Ата, Душанбе,  Тува),  месхов,  осетин?  Неподготовленный  читатель  не  поверил  бы:  мы  слышали лишь одно требование - закона против  антисемитизма.  Об  этом  публиковались  статьи, письма в редакцию, подавались петиции депутатов. В то время как никаких  реальных  оснований  для  этого  не  было".