December 26th, 2011

Собчакъ


"Умрём — и английскою станем землёй,
Смешаемся с прахом Шекспира,
Навеки уйдём в окультуренный слой
Прекраснейшей родины мира.

Флит-стрит благодарной слезой напою.
В насмешку предавшей отчизне
Мы счастливо прожили в этом краю
Остаток погубленной жизни.

Обиды забудем и злобу простим
Малютам её туповатым, —
Да всходит на острове злаком простым
Кириллицей вскормленный атом".
Юрий Колкер

Достойный финал года



"Адамович откуда-то помнил: Платон Зубов, уже в 1820-х, рассказывал, что, когда шел к Екатерине, у него «ногти тряслись от отвращения». Алданов умолял найти источник, но не удалось". М. Л. Гаспаров "Записи и выписки"

Ключевский

"Московские люди как будто чувствовали себя пришельцами в своем государстве, случайными, временными обывателями в чужом доме; когда им становилось тяжело, они считали возможным бежать от неудобного домовладельца, но не могли освоиться с мыслью о возможности восставать против него или заводить другие порядки в его доме.

Когда династия пресеклась и, следовательно, государство оказалось ничьим, люди растерялись, перестали понимать, что они такое и где находятся, пришли в брожение, в состояние анархии. Они даже как будто почувствовали себя анархистами поневоле, по какой-то обязанности, печальной, но неизбежной: некому стало повиноваться - стало быть надо бунтовать".

Момент шока

Показывают арест наркоторговца (лет 20 и партия на 20 лет). Тот самый момент шока, который ни с чем не спутаешь: его спрашивают, а он не отвечает, он смотрит сюжет со стороны (реально!) и не может поверить что вот этот, которого спрашивают - он и есть, что нужно это принять, вернуться в это тело, что то отвечать и жить дальше.

Тут арест, а если бы была катастрофа - то смотрел бы со стороны, как кино собственную гибель, и остался вот так, "душой" смотреть собственные похороны.
Впрочем, кто шок не переживал, этого не поймет.

Просто вспомнил...

«Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ — лозунг, под которым китайский лидер Мао Цзэдун провозгласил в феврале 1957 году широкую кампанию по усилению гласности и критики. Движение называлось Байхуа юньдун (кит. 百花运动) . Это вызвало немедленную острую критику партии, идей коммунизма и лично Мао. Вся кампания оказалась ловушкой: результатом кампании стала массовая травля интеллигенции. Те, кто особенно усердствовал в критике, стали подвергаться наказаниям, включая пытки и издевательства, нередко без суда и следствия. Многих отправляли в деревню для трудового перевоспитания».

О фильмах

"Свой среди чужих..." - на 10 минутах столько абсурда: зачем он стрелял по плоту - пусть бы и плыли мимо? Зачем таскал с собой именно пулемет? Почему без лошади, пешком? Зачем агента разоблаченного так глупо застрелили?

Я и в 12 лет все это замечал, и сейчас в УС прекрасно вижу подобное - и никакого значения, я реально этого не вижу как неправильности Матисса.

Я устал, я ухожу.

Я расчитывал, что господа из Телевизора оставят нас всех в покое хотя бы после Сахарова, хотя бы на Новый Год, хотя бы на каникулы. Вы видите, - они вытащили Удальцова. Перспектива ясна: инфоповоды, истерика, камлания, инфоповоды, истерика, камлания, инфоповоды, истерика, камлания - до конца марта, четверть года как минимум.

Я вовсе не собираюсь бодаться с коллективным Петросяном из Телевизора такой долгий срок. Я поступлю иначе: буду сеять разумное, доброе вечное безотносительно с программами их Ленинского университета миллионов и надеюсь... это принесет больше пользы.

Чтобы обозначить свое участие в Сопротивлении Телевизору - я буду раз в неделю постить фото Вовы из моего чудесного фотоальбома. Начну прямо сейчас: