October 26th, 2011

Компетентное мнение шведов


"Во второй половине дня мы договорились пойти на
фильм Романа Балаяна «Полеты во сне и наяву». Фильм
заинтриговал его своим названием. В кино пошли с Берит и Джоном. Им
картина не понравилась — обыкновенная бытовая лен-
та. Как такой режиссер, как Тарковский, может ею вос-
хищаться! «Вот видишь, — как бы в подтверждение сво-
ей теории о непереводимости искусства, заявил он. —
Они ничего не понимают и не могут понять в нашей
жизни...»
Лейла Александер -Гарретт "АНДРЕЙ ТАРКОВСКИЙ: СОБИРАТЕЛЬ СНОВ"

Похоже он сам выпрыгнул в окно


Федор Степун:
«Оживал Савинков лишь тогда, когда начинал говорить о смерти. Я знаю, какую я говорю ответственную вещь, и тем не менее не могу не высказать уже давно преследующей меня мысли, что вся террористическая деятельность Савинкова и вся его кипучая комиссарская работа на фронте были в своей последней, метафизической сущности лишь постановками каких-то лично ему, Савинкову, необходимых опытов смерти. Если Савинков был чем-нибудь до конца захвачен в жизнь, то лишь постоянным погружением в таинственную бездну смерти»

«Песня о России»

ПЕРВЫЙ КУПЛЕТ
el_murid:«Моё личное и совершенно никому не навязываемое мнение состоит в том, что эта элита во всех конфигурациях ведет страну к катастрофе. В тупике страна пребывает и так, но считать, что хуже уже быть не может - неоправданный оптимизм. Скорее всего, в итоге дело закончится кровью».
ПРИПЕВ:
М. Анчаров:"Ты припомни, Россия,
Как все это было:
Как полжизни ушло
У тебя на бои,
Как под песни твои
Прошагало полмира,
Пролетело полвека
По рельсам твоим.

И сто тысяч надежд
И руин раскаленных,
И сто тысяч салютов,
И стон проводов,

И свирепая нежность
Твоих батальонов
Уместились в твои
Полсотни годов.

На твоих рубежах
Полыхают пожары.
Каждый год -- словно храм,
Уцелевший в огне;
Каждый год -- как межа
Между новым и старым;
Каждый год -- как ребенок,
Спешащий ко мне.

На краю городском,
Где дома-новостройки,
На холодном ветру
Распахну пальтецо,

Чтоб летящие к звездам
Московские тройки
Мне морозную пыль
Уронили в лицо.

Только что там зима! --
Ведь проклюнулось лето.
И, навеки прощаясь
Со старой тоской,

Скорлупу разбивает
Старуха-планета --
Молодая выходит
Из пены морской".
ВТОРОЙ КУПЛЕТ:
nevzlin:«Печально наблюдать, как Россия костенеет в образе архаичного, сословного государства-изгоя с милитаристскими амбициями и истеричной пропагандой. Нулевые годы низвели зарождавшиеся либерально-демократические опоры до уровня грубых декораций. И дальше будет только хуже».
ПРИПЕВ (повторение).

А ведь и мог

Б.Сарнов «Холодный тарур»:
«И вот однажды – перед началом одного такого спектакля (как сейчас помню, это был «Щелкунчик») – в царской ложе появился Молотов с какой-то иностранной делегацией. Сыграли гимн. Все в зале встали. Потом сели. И начался спектакль. Продолжалось это недолго и никакой особой зарубки в моей памяти не оставило бы, если б не другое событие, по яркому контрасту с которым я запомнил это.

Шел «Евгений Онегин». И в антракте перед началом какого-то очередного действия (сейчас уже не помню, какого) я вдруг почувствовал: что-то произошло. И тут весь зал встал в едином порыве. Встал и я, еще не понимая, в чем дело. И расслышал в гуле жужжащих вокруг голосов повторявшееся всеми одно слово: «Жуков-Жуков-Жуков!» Все взгляды были устремлены к правительственной ложе. Не царской, а – правой, боковой. (Справа она была от меня, от сцены – слева.)
В этой ложе и появился Жуков.
Весь зал стоял.

Оркестр не играл никаких гимнов, и никто не «организовал» этого «вставания». Но овация все длилась и длилась. Она продолжалась не меньше пятнадцати минут, не утихая, а, напротив, вспыхивая все снова и снова. И не было никаких выкриков из зала. Только новые волны, новые взрывы аплодисментов: вот показалось, что овация пошла на убыль, стала утихать, но – нет: это лишь преддверие новой волны, нового прилива народных чувств.
Как вы понимаете, это была не первая овация в моей жизни. К этой форме изъявления народного энтузиазма мы все давным-давно привыкли. Но такой овации я в своей жизни никогда – ни раньше, ни позже – не слыхал».

Хрущев "Воспоминания":
“Когда в 1957 г. обсуждался во­прос о пресечении попытки Жукова организовать военный путч с целью захвата власти в руки военной хунты, то генерал Москаленко активно вы­ступал с обвинениями в адрес Жуко­ва. Уже не на общем заседании Плену­ма ЦК КПСС, а в более узком кругу лиц, когда Москаленко со страстью обви­нял Жукова за поползновение к захва­ту власти, Жуков с его солдатской гру­бостью, с его солдатской прямотой (а я верю Жукову, что он сказал прав­ду) бросил ему: “Что ты меня обвиня­ешь? Ты же сам не раз мне говорил: че­го смотришь? Бери власть в свои руки, бери!””.