October 3rd, 2011

«Покаяние» Станислава Белковского

Прочитал «Покаяние» Станислава Белковского, пьесу-памфлет об убиении либералами раскаявшегося Гайдара.
Неожиданно книжка оказалась качественной и смешной, – столько можно было убогого напихать про либералов, но нет – у всех характеры и фабула отнюдь не фантастическая.

Наиболее смешон Евгений Ясин со своей спившейся дочкой. Слышал, что Белковский изобразил его «один в один», он – мелкий жулик, скрывающий за выспренними речами о рынке и свободе перманентные гешефты. Мало того, что в его ВШЭ все продается и покупается, от курсовых до докторских, так он еще и остатки госсобственности выцарапывает для себя, доченьки и внученьки-студентки (которая ездит после учебных сессий отдохнуть на сафари в Африку).

Альфред Кох ( или Леонид Гозман?) почти так же великолепен. Глумливый, циничный до самой последней степени матерщинник, работает на подхвате у Чубайса, его роль в пьесе – обо всем говорить открытым текстом, ибо остальные либералы даже между собой изъясняются эвфемизмами – например там, где Ясин с Чубайсом говорят об открытии «инкубатора молодых либералов» в Сочи, Кох – «кусок собственности хотят спиздить».

Чубайс неожиданно сложен, он отнюдь не картонный злодей из народной молвы. Чубайс до последнего не хочет убивать Гайдара и идет на это лишь будучи загнанным в угол. Другое дело, что он и его шайка сами раздули этот пузырь – «великого экономиста» и вовсю его используют в своих корыстных целях (Чубайс рассказывает об очередном изобретении его корпорации – лекарственном препарате «Анатоль» - соединении нашего анальгина с новозеландскими частицами, купленными за полмиллиарда долларов – излечивает от головной боли на 24 года – «Наша разработка!»). Пилят бюджет в особо крупных размерах.

Гайдар блекл. Практически все время он пьян до невменяемости и путешествует по России в накладной бороде (что б не разорвали на части неблагодарные россияне). Очень забавно он, пьяный, рассказывает иностранному журналисту об успехах своих реформ. Уши вянут – а ведь он всего лишь повторяет реального Егора Тимуровича или его соловьев. 15 лет живет на диване, на даче, ничего не делает, жена возглавляет «благотворительный фонд», который развозит цветы по детским туберкулезным больницам. В пьяной откровенности рассказывает, как лез вверх ради зарплат и должностей и как друг Гена Крокодилов (Бурбулис) по его просьбе свел его с Ельциным. Жалкая ничтожная личность – и самое слабое место пьесы, это его немотивированное раскаяние (еще слабость, что мало бон-мотов, на цитаты не разберут).

Пьеса очень хороша, остроумна и легка. Удивительно – отчего ее не пиарят? Отчего сеть не гудит?

Удивили простотой...

Американское аэрокосмическое агентство (NASA) опубликовало снимки поверхности Луны, на которых видны следы пребывания на спутнике американских астронавтов, прилетавших туда на "Аполлонах".

Ну посмотрят, найдут массу несуразностей и несообразностей в фотографиях, еще больше разоблачат… Что изменилось то? Вы еще туда корреспондента CNN свозите или политика какого…

Параджанов

"Если его не успевали схватить за руки, он устраивал гиньоль. У сестры
умер муж, Сергей целый день убирал его, попросил всех выйти и не мешать ему.
А когда гроб с покойником вынесли к собравшимся, то Аня упала в обморок: он
сделал покойнику грим фараона и нарисовал открытые глаза".

"... Вот я столько лет не работаю, и ничего -- не помираю. Папа Римский мне посылает алмазы, я их продаю и на эти деньги живу!" Никто не улыбнулся, все приняли это за чистую
монету и проводили его аплодисментами.
- Сережа, побойся Бога, какие алмазы посылал тебе Папа Римский?
- А мог бы! -- ответил он мне с упреком".
(Катанян)

Об одной дате

Дм. Быков, в «Основных датах жизни и творчества Бориса Пастернака»
…1900 г. Август — Борису Пастернаку отказано в приеме в Пятую классическую гимназию из-за еврейской «процентной нормы»..
Одна из основных дат жизни Пастернака по Быкову. Хорошо.

Но вот это - «Я был крещен в младенчестве моей няней, но вследствие направленных против евреев ограничений и притом в семье, которая была от них избавлена и пользовалась в силу художественных заслуг отца некоторой известностью, это вызывало некоторые осложнения, и факт этот всегда оставался интимной полутайной, предметом редкого и исключительного вдохновения, а не спокойной привычки”.

Печально, что Быков об этом «предмете редкого и исключительного вдохновения» поэта не упоминает в «основных датах» и только опровергает в основном тексте своей известной компиляции ( «…она лишь отвела мальчика в церковь, где священник окропил его святой водой, и сам Пастернак ретроспективно воспринял это как крещение. На такой серьезный акт, как крещение ребенка, нянька, конечно, не могла решиться самостоятельно»).

В сущности, Быкова право, но что об этом токовать? коль Быков вообще сделал Пастернака евреем!
Исайя Берлин: ”Пастернак был русским патриотом. Он очень глубоко чувствовал свою историческую связь с родиной... страстное, почти всепоглощающее желание считаться русским писателем, чье корни ушли глубоко в русскую почву, было особенно заметно в его отрицательном отношению к своему еврейскому происхождению. Он не желал обсуждать этот вопрос - не то что он смущался, нет, он просто этого не любил, ему хотелось, чтобы евреи ассимилировались и как народ исчезли бы. За исключением ближайших членов семьи, никакие родственники его не интересовали - ни в прошлом, ни в настоящем. Он говорил со мной как верующий (хоть и на свой лад) христианин. Всякое упоминание о евреях или Палестине, как я заметил, причиняло ему боль…”

Отметились

А ведь он прав

Анатолий Мариенгоф "Мой век, мои друзья и подруги":
"Вы помните есенинское:
" Чтоб за все за грехи мои тяжкие
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать".
А вот это стихотворение для умного Есенина было чистой литературой. Чистейшей! Даже в свою последнюю здешнюю минуту он не вспомнил Бога. А все многочисленные Иисусы в есениских стихах и поэмах, эти Богородицы, "скликающие в рай телят", эти иконы над смертным ложем существовали для него не больше, чем для Пушкина — Аполлоны, Юпитеры и Авроры".

О засилье

Олег Трояновский -
однажды советский лидер поинтересовался у британского премьера Гарольда Макмиллана: англичанин ли он. “Нет, я шотландец”, — ответил британский премьер. “А я — уэльсец”, — сказал присутствующий тут же шеф британского МИДа Селвин Ллойд. “А я и вовсе ирландец”, — встрял в разговор британский посол в СССР. “Так что, среди вас англичан и вовсе нет?” — изумился Хрущев. “Да, все мы либо грузины, либо украинцы!” ответил Макмиллан что вызвало дружный смех.