September 22nd, 2011

Краткая история Руси

Сарматы, гунны, болгары, авары, хазары, печенеги, половцы, монголы...
Потом немцы с французами по два раза...
Кавказцы... - и вот тут то мы, наконец, дрогнули.

Эмигранту

Культура - это о границах и целях человеческого существования. И вот ты в "Америке"... Даже на языке этого не передать, язык слишком прост для культуры, нужно молоко матери. Кто ты в "Америке"? Вечная обезьяна.

Ну, поучи меня культуре и жизни, в том урезанном виде до куда ты понял, обезьянко.

Жесть!

Бен-Галут (Марк Межиборский).
Если б сабра меня спросил...

- Где же вы были, когда мы боролись,
Не отступая порой ни на шаг,
Когда мы сражались, сражались и строились,
И создавали еврейский очаг?

Нам приходилось порой очень круто:
С винтовкой пахать, собирать урожай...
Так где же вы были, евреи галута?
Эй, новоприбывший, ты отвечай!

…То, что сказал ты, я много раз слышал.
Ну а теперь слушай ты в сотый раз.
Я не оратор. Талантом не вышел.
Но нашу жизнь расскажу без прикрас.

После разгрома немецких фашистов
Сталин совсем закусил удила:
От раскулачиваний и чисток
Очередь до геноцида дошла.

Так мы и жили, подняться не смея,
Ложью опутаны, страха полны.
И чтоб очнулись в России евреи,
Нужен был гром Шестидневной войны!

Гром этот слышен был в мире повсюду.
И, как отметила Голда Меир,
С русским еврейством свершилось вдруг чудо.
Чудо, какого не видывал мир!

Нас сотни тысяч евреев в Союзе,
Жаждущих ноги свои унести
От коммунизма и тяжкого груза
Шовинистической ненависти.

Всюду в стране разгильдяйство и свинство.
Пьянствуют так, что нельзя описать.
И чтоб спасти миф о полном единстве,
Нас не хотят из страны выпускать.

Тюрьмы, шантаж, произвол и насилье.
Радио, пресса полны лживых фраз,
Лишь бы добиться, чтоб мы не просили
Нас отпустить, не задерживать нас.

Но всё напрасно! Ведь цель наша свята!
Мы заявляем: "Настал наш черёд!"
В воздухе тысячелетним раскатом
Реет призыв: "Отпусти, мой народ!"

Так-то вот, брат мой, рождённый на воле!
Трудно ответить, кому тяжелей?
Ясно лишь то, что нас ждёт одна доля:
С гордостью зваться - свободный еврей!
Via haspar_arnery
Еще стихи автора для любителей

Смеялся и вспомнил еще смешное:
"От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей
Человек проходит, как хозяин,
- Если он, конечно, не еврей".

Мы и так помним


«Везде заметно пожелтение на сыках между глыбами мрамора, из которго сделан памятник. Такое пожелтение характерно для камня с высоким содержанием железа. Он довольно быстро начинает "ржаветь". Сначала на торцах (они из-за более грубой обработки лучше впитывают влагу), потом по всей площади. Именно такой мрамор добывают в карьере "Мраморный" недалко от Екатеринбурга. Он считается техническим и, к примеру, при отделке свердловского метрополитена не использовался.
В общем, мое личное мнение, дешёвка, дешёвка и еще раз дешёвка».
Отсюда

"Не надо мне монументов! В сердцах своих воздвигните мне монумент..."

Вот так кхмеры!

"Два мира, два Шапиро"

"Вот давняя история или легенда.
Однажды в 40-х годах корреспондент агентства ЮПИ Генри Шапиро, проходя мимо здания ТАСС, увидел валивший оттуда дым. Он позвонил в дверь. Никто не отозвался. Он позвонил по телефону. Трубку снял дежурный Соломон Шапиро.
– У вас пожар, – сказал ему Генри.
– А кто это говорит? – спросил Соломон.
– Шапиро.
Советский Шапиро решил, что его разыгрывают, и бросил трубку. Американский Шапиро сообщил по телефону в Нью-Йорк, что в Москве горит здание ТАСС. Сообщение ЮПИ было по телетайпу принято советским Шапиро. Он открыл дверь в коридор и тут же убедился, что лживая американская пресса не врет – коридор был в дыму. Пожар как-то потушили, но память о нем сохранилась в шутке: Два мира, два Шапиро".
Владимир Войнович "Персональное дело"

Скромность гения

"У меня абсолютно личные ощущения от Феллини. Вспоминается совместная работа в одном и том же ателье – я перезаписывал «Очи черные», а Феллини – «Голос Луны». Я никак не мог с ним познакомиться, он уходил или раньше, или позже. Тогда я так подгадал, что мы встретились. Он не знал, кто я такой. Я протянул ему руку, он - мне. И я ее поцеловал. Он ее отдернул и посмотрел – видел ли кто? Никого не было. Тогда он опять мне протянул руку. Ему так хотелось, чтобы кто–то это увидел! Это превратилось у нас в игру. Когда на улице он с кем – то шел и видел меня, то я чувствовал – он хотел, чтобы я быстрее с ним встретился. Я брал его руку и целовал".

Остроумие великого режиссера

"Александр Арно: Здравствуйте, Никита Сергеевич! Скажите пожалуйста, а зачем Вы продали Музей кино? Неужели Вам мало уже имеющихся миллионов?
Михалков: Здравствуйте, Александр Арно! Скажите, пожалуйста, а зачем Вы изнасиловали одиннадцать тибетских монахов в Бибирево напротив кафе «Апокалипсис»? Разве Вам мало местных жриц любви?"

В один год

1983 год, Никита Михалков о финале своего фильма «Без свидетелей»:
«Некоторые друзья высказывались в том смысле, что финал картины искусственно красивый. По логике вещей, дескать, героине не должен был светить в лицо в последней сцене свет счастья.
Что на это сказать?
Да, в ее одиночестве было бы больше бытовой правды, но меня эта правда не удовлетворяет. Тут я поступил, если хотите, вопреки достоверности, но так, как хотел, - я ее осчастливил. Это было в моей власти как соавтора сценария и режиссера. Тут от меня зависела ее судьба.
Есть правда быта и есть истина бытия.
Я выбрал героине счастливый финал, потому что она его нравственно и духовно заслужила. Я ее просто по-человечески пожалел, пусть вопреки логике и художественности финала картины».

В том же 1983 году, сыграл роль проводника Андрея в фильме "Вокзал для двоих"

-----
И все хохочут - "Это он и есть! Это он себя сыграл!"

«Наши достижения»

Пришвин, запись в Дневнике после отказа участвовать в журнале «Наши достижения»:
«Думаю, что наши достижения состоят главным образом в Гепеу. Это учреждение у нас единственно серьезное и в стихийном движении своем содержит нашу государственность всю, в настоящем, прошлом и будущем. Все остальное болтовня…»