July 30th, 2011

"Архипелаг ГУЛАГ"

«Лагерный фольклор, собранный Александром Солженицыным» – уже сейчас можно так издавать в одной серии с Афанасьевым.

Раздражает Норвегия

Вся правда о норвежцах по наводке

…Убить одному 70 человек из стрелкового оружия – это в некотором смысле долгая и утомительная работа. Тем более удивительно, как это удалось в лагере пусть безоружных, но свободных, молодых, крепких, спортивных людей, к тому же партийных, то есть сознательных, числом 650. Овцы понесли бы меньше потерь в борьбе с волком
........
У них даже маньяк не застрелился и наверное ни одно животное не пострадало – борьба хорошего с прекрасным как была так и продолжится и сидеть он будет в отдельном нумере с ванной. Такая бездна самодовольства во всем, у всех, - что словно икота от пережора этот хорор. Ужас (Один дурак-премьер чего стоит с евроболтовней над горой трупов).

«Со всей силой последнего верования»

«Эхо» уже не торкает, читаю «Колокол» (серьезно, 13-20 том из тридцатитомника академического). Первая статья, первого номера (1857), программа борьбы (разбивка и выделение Герцена):

«В отношении к России мы хотим страстно, со всею горячностью любви, со всей силой последнего верования, — чтоб с нее спали наконец ненужные старые свивальники мешающие могучему развитию ее. Для этого мы теперь, как в 1855 году, считаем первым необходимым, неотлагаемым шагом:
ОСВОБОЖДЕНИЕ СЛОВА ОТ ЦЕНСУРЫ!
ОСВОБОЖДЕНИЕ КРЕСТЬЯН ОТ ПОМЕЩИКОВ!
ОСВОБОЖДЕНИЕ ПОДАТНОГО СОСТОЯНИЯ ОТ ПОБОЕВ!"

Т.е:
«Доступ к кнопке», "мигалки", «ментовский беспредел».
"Мигалки", «ментовский беспредел», «кнопка»,
…………
Пять поколений назад – как манифест и цель... А мы – шестое поколение.. Воистину надо быть несусветным циником чтобы этакими делами – даже интересоваться.

Почему у СССР получилось

«Чкалов рассказывал, что когда погиб знаменитый летчик Анисимов, он подошел к месту гибели, взял в руки мозги друга, понюхал и сказал: «вчера не пил» и пошел прочь. Рассказывал просто, как обычную вещь».
Л.И. Бронтман "Дневники 1932-1947" запись от 27 декабря 1940
Via fedy

Нахально

Анатолий Найман:
“Однажды зимой мы с Бродским поехали на могилу Ахматовой, ещё достаточно свежую. Мы увидели над ней новый крест, махину, огромный, металлический, той фактуры и того художественного исполнения, которые царили тогда во вкусах, насаждаемых журналом “Юность” и молодёжным кафе. … Потом выяснилось, что новый сделан по заказу Льва Николаевича Гумилёва в псковских мастерских народного промысла, но в ту минуту для нас, помнящих её живую неизмеримо острее, чем мёртвую … это было оскорбительно и невозможно, как ослепляющая зрение пощёчина. И мы принялись выдирать новый, чтобы поставить старый. Земля была промёрзшая, крест вкопан глубоко, ничего у нас не получилось. С кладбища мы отправились на дачу к Жирмунскому. Рассказали. Он встал с кресла, широко перекрестился и сказал торжественно: “Какое счастье! Два еврея вырывают православный крест из могилы - вы понимаете, что это значит?”

Не в защиту Горбачева

Горбачев сдавал все подряд, мы просто растворились как скифы в степях, исчезли, как и положено варварам.
При всем при том, а так же при этом, и не в защиту Горбачева – ну не впервой же!.