April 30th, 2011

Их ненасытная злоба

Чехов, письмо к А.С.Суворину 24 февраля 1893:
"...Я не журналист: у меня физическое отвращение к брани, направленной к кому бы то ни было; говорю - физическое, потому что после чтения Протопопова, Жителя, Буренина и прочих судей человечества у меня всегда остается во рту вкус ржавчины и день мой бывает испорчен. Мне просто больно... Ведь это не критика, не мировоззрение, а ненависть, животная, ненасытная злоба..."

Юрий Трифонов

Чехов:
«Это буржуазный писатель, пишущий для чистой публики, ездящий в III классе. Для этой публики Толстой и Тургенев слишком роскошны, аристократичны, немножко чужды и неудобоваримы.... Станьте на ее точку зрения, вообразите серый, скучный двор, интеллигентных дам, похожих на кухарок, запах керосинки, скудость интересов и вкусов - и Вы поймете Баранцевича и его читателей.

Он не колоритен. Он фальшив («хорошие книжки»), потому что безнравственные писатели не могут быть не фальшивыми. Это усовершенствованные бульварные писатели. Бульварные грешат вместе со своей публикой, а буржуазные лицемерят с ней вместе и льстят ее узенькой добродетели».

"Полемика"

Чехов:
"…в азиатской стране, где нет свободы печати и свободы совести, где правительство и 9\10 общества смотрят на журналиста как на врага, где живется так тесно и так скверно и мало надежды на лучшие времена, такие забавы, как обливание помоями друг друга, суд чести и т.п., ставят пишущих в смешное и жалкое положение зверьков, которые, попав в клетку, откусывают друг другу хвосты".

Путин

Чем интригует политика? Этими моментами преодоления морали. Быть преступником перед Богом и людьми, и перед ними же - праведником. Но до этой святости добираются единицы.

Эрнст

«Клиповое мышление» - это не только бессвязность у жертвы (больного, зрителя) но и бессмысленность у палача («Константина Эрнста»). Как бы они не потирали свои переносья. Эпоха Геббельса ушла вместе с Геббельсом.

(no subject)

Самоирония - от чрезмерной любви к себе. Борьба с ней, но все же не отсутствие. Поэтому "самоирония" меня не впечатляет.

Знаете, каким он парнем был!

Читаю «запрещенную» и «изъятую» книгу Олега Блоцкого «Путин. Дорога к власти»
ЗНАКОМСТВО
Вспоминает Людмила Путина:



«Я с подругой Галиной прилетела из Калининграда на три дня в Ленинград. … наш гид сообщила между прочим, что сейчас в Ленинграде на первом месте по популярности спектакли Райкина, а на втором — мюзик-холл. «Но вы, конечно же, на них не попадете», — уверенно добавила она. Мы с Галиной переглянулись и сказали сами себе: «Вот как раз на Райкина непременно попадем».

Ленинградский знакомый Галины — Алексей — вызвался достать билеты. И свое слово он сдержал, но... с помощью Владимира Путина. Именно он достал билеты на спектакль, и поэтому Алексей пригласил Владимира Владимировича пойти вместе с нами. Так мы и познакомились.

…Окончательно осмелев, мы спросили Володю: «Может, вы нам поможете с билетами и на мюзик-холл?» Так что на следующий вечер мы были уже на концерте мюзик-холла.

…Затем мы встретились в день отлета. И эта картина совершенно четко стоит перед глазами: мы оказываемся в метро, потом отходим с Володей в сторону, и он начинает со мной прощаться. И вдруг Володя… называет номер телефона. Видимо, я смотрела на него такими глазами, в которых можно было прочесть лишь один вопрос: что — так вот и распрощаемся?

Позже Владимир Владимирович мне сказал, что его приятель был страшно удивлен, прокомментировав это следующим образом: «Ты, что с ума сошел?». Алексей-то знал, что Владимир Владимирович никогда не давал свой телефон малознакомым людям. Теперь я понимаю, что каждый поступок муж совершает осознанно, и я не думаю, что в тот момент он поступил спонтанно»

Понять быковых-альбацей

Вопрос:
Эмпирически мы видим, что народ оравнодушел к политике, виртуально слышим, что власть звереет. Но для чего?

Где логика в действиях власти?

Мне кажется, часть наших евреев иррационально смешивает не свою гос.власть с антисемитизмом и наплевало на логику. Таковы их «тараканы» и они ими делятся.

Что ж, поговорим о холокосте

«НОЙФФЕР: Транспортировка русских в тыл от Вязьмы - вот где был ужас.
РАЙМАНН: У нас тоже был ужас, я однажды сопровождал поезд от Коростеня почти до Лемберга. Их как животных выгоняли из вагонов, поддавая палками, чтобы они сохраняли строй и порядок, гнали на водопой. На вокзалах, там были такие корыта, они как звери на них кидались и лакали воду, потом им давали чуток поесть. Пото их снова загоняли в вагоны, 60-70 человек в телячьем вагоне! На каждой остановке вытаскивали по десять трупов, они задыхались от недостатка кислорода. Я слышал это, я ехал в вагоне лагерной охраны и спросил фельдфебеля, такого студентика в очках, интеллигента: "Как долго Вы этим уже занимаетесь" "Четыре недели, но я уже больше не выдержу, я хочу прочь отсюда, я не могу больше терпеть".

На станциях русские смотрели из щелей в вагонах и как звери ревели по-русски "Хлеба! Боже милостивый!" и пр. и выбрасывали свои старые гимнастерки и сапоги, потом появились дети и принесли им тыквы. Тыквы забросили внутрь, и сразу послышался грохот и звериный рев, вероятно, они друг друга мутузили. Я был просто никакой, сел в угол, натянул шинель на голову. Спросил охранника: "Что у вас нет еды?" Он сказал мне: "Господин подполковник, откуда ж ее взять. Ничего не подготовлено".
НОЙФФЕР: Нет, нет, на самом деле, просто непредставимый кошмар. Один лишь конвой пленных после Вязьмы и Брянска, пленных вели пешком, до Смоленска. Я часто проезжал этот участок на машине - кюветы были полны расстрелянных русских - кошмар!»
(Протоколы прослушки военнопленных немецких солдат и офицеров).
Отсюда