March 31st, 2011

Получите

"Есть вопрос и глубже и обширнее по своему значению всех наших вопросов - и вопроса (каков цинизм?) о крепостном состоянии и вопроса (о, ужас!) о политической свободе. Это вопрос о нашей умственной и нравственной самостоятельности".
Из письма Аполлона Григорьева Николаю Страхову (1861г.)

Татьяна Глушкова

Парад победы

…Просохнет кровь. Отступят злые беды.
Как лес, взлетят фанфары, золотясь.
По Лучшей Площади пройдет Парад
Победы -
как в прежний раз. Как в незабвенный раз.

То будет день пасхальный, Красной Горки
иль Троицы... Поутру... По весне...
Как маршал Жуков, сам Святой Георгий
проскачет на танцующем коне.

И у Кремля заплещутся сирени,
смывая прах поверженных знамен.
А мы, - не плачь, - мы будем только тени,
из Смутных залетевшие времен...
23 ноября 1993г.

Журналисты

Была бы профессия как профессия. Даже полезная. Беда в том, что у них ничего больше нет и даже меньше.

Томас Элиот

«Где наша мудрость, потерянная ради знаний, где наши знания, потерянные ради информации?»

Олег Чухонцев

По гиблому насту, по талой звезде
найдешь меня там, где не будет нигде.

Есть дальняя пристань, последний приют,
где скорби не знают и мертвых не чтут.

Кто был для единого слова рожден,
пусть ветром и пеплом развеян, но он

как кочет туда безголовый взлетел,
а это, скажу вам, не худший удел.

Три источника и три составные части

ВЛАСТЬ
Керенский, речь на Государственном совещании, август:
«Пусть будет то, что будет. Пусть сердце станет каменным, пусть замрут все струны веры в человека, пусть засохнут все цветы и грезы о человеке, над которыми сегодня с этой кафедры говорили презрительно и их топтали. Так сам затопчу!... Я брошу далеко ключи от сердца, любящего людей, и буду думать только о государстве» (тут с галерки раздался испуганный женский голос: «Не надо!»).

ЗАЩИТНИКИ
Воспоминание поручика А. П. Синегуба ночь на 26 октября (офицерское собрание Павловского полка):
"Первое, что бросилось в глаза и поразило меня, был большой стол, накрытый белой скатертью. На нем стояли цветы, бутылки от вина, груды каких-то свертков, а на ближайшем к двери крае — раскрытая длинная коробка с шоколадными конфетами, перемешанными с белыми и розовыми помадками… То же, что заставило меня споткнуться, было спящее тело офицера. И такими телами, издающими храп с подсвистами, была наполнена вся комната"

НАРОД
Воспоминание А. П. Синегуба (слова казаков, покидавших Зимний):
«Когда мы сюда шли, нам сказок наговорили, что здесь чуть не весь город с образами, да все военные училища и артиллерия, а на деле-то оказалось — жиды да бабы, да и правительство тоже наполовину из жидов. А русский-то народ там с Лениным остался"