March 29th, 2011

Фантазеры

Эти макаревичи слушали битлов под портвейн вместо ЛСД – что они, кроме трень-брень могли услышать? Как текила без соли, - что эти старые пердуны понимают в музыке «Биттлз»? («Четыре евангелиста» - Лири).

Роспил бюджета по-писательски

Пытался читать ЖЗЛовскую биографию Леонида Леонова (Захар Прилепин автор). Такая же халтура как «Пастернак» писателя Д.Быкова только еще хуже. Жирдяй хоть «пять известных монографий пересказал» (В.Топоров), а Прилепин, похоже, решил одним своим талантом обойтись, и получился «разбор произведений» школьный, детский, никому не нужный, русский лес только зря на бумагу перевели.

Продолжаются выборы в сетевой парламент

Проголосовать за Льва Натановича Щаранского можно здесь
(Лев Натанович последний в списке)

Пока он на третьем месте:

1. Мисник (1.407 голосов).
2. Навальный (1.082).
3. Щаранский (886).
4. Потупчик (787).
5. Шендерович (691).
6. Шлосберг (659).
7. Ройзман (655).
8. Хинштейн (644).
9. Альбац (610).
10. Бунимович (585).
11. Шоломон (579).
12. Блувштейн (574).
13. Россель (566).
14. Гонтмахер (562).
15. Фридман (562).
16. Боннэр (543).
17. Шнейдер (541).
18. Рабинович (510).
19. Кургинян (473).
20. Явлинский (414).
21. Ходорковский (345).

Лариса Румарчук

Мой ангел-хранитель смежил голубиные
крылья
и голову спрятал от сполохов резкого дня.
От грохота века оглох он, ослеп, обессилел
и крепко уснул, позабыв охранять меня.

Не знаю я слов, что спасли бы меня
от обмана,
не знаю путей, помогающих зло обойти.
Послушайте, люди, одна я иду, без охраны:
мой ангел-хранитель уснул у меня на груди.

Всё в мире как прежде: реклам
разноцветные спектры,
ночных площадей и строительных кранов
размах.
Сквозь атомный век я иду по гудящим
проспектам
с усталым младенцем, со спящим ребенком
в руках.

Василий Казанцев

Мне досталось, досталось, досталось
Проскакать на крылатом коне,
Но не радость во мне, но не радость,
Но не радость осталась во мне.

По теням, растянувшимся косо,
Неширокой тропой полевой
Я с лесных раскаленных покосов
На коне возвращался домой.

Целый день, понукаемый мною,
Торопясь, выбиваясь из сил,
Терпеливо, копну за копною
Подвозил он к стогам, подвозил.

И, не чая добраться до места,
Позабыть этот тягостный гул,
Он хомут свой стряхнул наконец-то,
Наконец-то он вольно вздохнул.

Ветер плотный, нежаркий, нетяжкий.
… О как жаждал я ветру под стать,
На гривастом коне без упряжки
По широким полям проскакать!

Безраздумно промчатся, бесцельно
По земле, освещенной зарей,
Позабыв, что устал беспредельно,
Что измучен скакун мой лихой.

Я летел над землей одиноко,
Я скакал по траве, камышу.
…Через отзвуки лет, издалека,
У коня я прощенья прошу.

Мне досталось, досталось, досталось
Проскакать на крылатом коне,
Но не радость во мне, но не радость,
Но не радость осталась во мне.

Но не радость, не жаркая радость,
Не полет к небывалому дню,
А лишь жалость, лишь горькая жалость,
А лишь горькая жалость к коню!..

Геннадий Шпаликов

Песня из пьесы

Лают бешено собаки
В затухающую даль,
Я пришел к вам в черном фраке,
Элегантный, как рояль.
Было холодно и мокро,
Жались тени по углам,
Проливали слезы стекла,
Как герои мелодрам.
Вы сидели на диване,
Походили на портрет.
Молча я сжимал в кармане
Леденящий пистолет.
Расположен книзу дулом
Сквозь карман он мог стрелять,
Я все думал, думал, думал -
Убивать, не убивать?
И от сырости осенней
Дрожи я сдержать не мог,
Вы упали на колени
У моих красивых ног.
Выстрел, дым, сверкнуло пламя,
Ничего уже не жаль.
Я лежал к дверям ногами -
Элегантный, как рояль.

Геннадий Шпаликов

Утро

Не верю ни в бога, ни в черта,
Ни в благо, ни в сатану,
А верю я безотчетно
В нелепую эту страну.

Она чем нелепей, тем ближе,
Она - то ли совесть, то ль бред,
Но вижу, я вижу, я вижу
Как будто бы автопортрет.