December 9th, 2010

Бернард Шоу

«Что нам делать с этим офицером? Что он не скажет – все не так», - «Произведите его в генералы, ваше превосходительство, - тогда все, что он ни скажет, все будет так»

Апокалипто

Гэйл А. Айснитц Документальная книга "Бойня"

"Говорят, что, чувствуя запах крови, человек становится агрессивным", сказал он, вернувшись в комнату. "И это действительно так. Возникает ощущение, что если свинья вдруг ударит тебя ты убьешь ее, но недостаточно ее просто убить. Нужно, чтобы она страдала, чувствовала боль. Ты не просто убиваешь свинью, а стараешься причинить ей как можно больше боли. Она смотрит на тебя, а ты выкалываешь ей ножом глаз. Она кричит.
Однажды я отрезал свинье кончик носа, как кусок колбасы. На некоторое время она как будто сошла с ума. А затем села на пол и глупо смотрела перед собой. Я зачерпнул ладонью соляной раствор и брызнул этой свинье на нос. И тогда она действительно взбесилась. Я надел перчатки и засунул щепотку соли ей в зад. Бедная свинья не знала, что ей делать.

Был еще один случай. Одна свинья, хотя она и не делала ничего, что могло бы вызвать раздражение, она даже не пыталась убежать, она просто была жива. Так вот, я взял железную палку и начал бить эту свинью, пока не забил ее до смерти. Я раздробил ей череп. Я начал бить ее, но не смог остановиться. И я не единственный, кто мог так поступить. Один парень, с которым я работал, загонял живых свиней прямо в кипящий котел.

Однажды, из горы трупов я достал двух живых, но очень сильно замерших свиней. Они находились там около 3-х часов".
"Как вы определили, что они живые?"
"Они поднимали головы и смотрели по сторонам. Казалось, что они хотели сказать: "Помогите".
"Но они были замершие?"
"Да, как ледышки. Они ели дышали. Было ясно, что они скоро умрут. Каким-то образом им удалось выбраться из-под мертвых тел и высунуть головы. Они смотрели на меня, и в их взгляде читалась мольба, чтобы я вытащил их из этого ада. И я помогал им. Я не имел права делать это, но я делал. Я не мог видеть их страдания.
Знаете, если бы я лежал в этой куче, замерший до полусмерти, то если бы меня вытащили бы оттуда, то лучше бы убили. Эти животные не должны так страдать".
"И что же вы делали?"
"Я брал топор и убивал их. Бил по голове. Один удар и все.

"Видели бы вы, как смотрят по сторонам коровы перед тем, как их оглушат! Свиньи, все в крови, визжат уже после того как их оглушили неправильно. Я видел свиней, пытающихся выбраться из кипящего котла".

Collapse )

Англичанин в стране янки

Редьярд Киплинг "Немного о себе":

"В десять часов
вечера Кирни-стрит уравнивает все ранги не хуже могилы. Снова и снова
преследовал я по пятам какую-нибудь блестящую парочку, но вместо
уверенного голоса культуры улавливал лишь отрывистое: "Он сказал", "Она
сказала" Город блистал роскошью, казавшейся безграничной, однако на улицах нельзя было услышать ни единого человеческого слова, за которое можно отдать хотя бы пятьдесят центов.

Меня
представляли хозяевам миллионов долларов. Они совершенно безобидны в
начальной стадии. Скажем, человек с тремя-четырьмя миллионами еще может
оказаться приятным собеседником, умницей, острословом, то есть быть
светским человеком. Того, кто удвоил сумму, следует избегать, а человек с
двадцатью миллионами - просто двадцать миллионов.


Возможно ли, чтобы белый человек, саиб нашей крови, мог вот так запросто
встать и расточать похвалу собственной стране? Он волен мыслить так
высоко, как ему вздумается, но это неистовое славословие (во весь рот)
поразило меня.

Большинство американцев
высказываются об индейцах довольно откровенно: "Надо поскорее освободиться
от них. Нам некуда их приспособить". Некоторые считают, что мы в Индии
тоже уничтожаем местное население. Меня даже просили назвать точную дату
окончательного исчезновения арийцев. Я отвечал, что дело, наверно,
затянется.

Вам приходилось наблюдать за толпой на наших пунктах раздачи помощи
голодающим? Тогда вы представляете себе, как люди выпрыгивают над головами
других, простирая руки в надежде, что их заметят, как горестно хнычут
женщины, похлопывая детей по животикам. Скорее я предпочту любоваться
процедурой раздачи пищи голодающим, чем смотреть на белых людей, занятых,
как они сами это называют, свободным предпринимательством. Первое я
понимаю. От второго тошнит.

…Это напоминало лепет ребенка над кладом ракушек или
игру дурака в пуговицы".