November 11th, 2010

Девяностые. Нулевые.

Вольтер:
«Искусство управления, вообще говоря, заключается в том, что бы забирать как можно больше денег у одного класса граждан и отдавать их другому».

От нас – олигархам, от олигархов – силовикам…
«Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем».
Аминь.

Ее первая "смерть"

Если бы рубль был резервной валютой – то МЫ бы пережили Америку.
И наше переживание выглядело бы точно таким: бронированный мыльный пузырь медленно оседает в нихиль.
Но не так умирает Россия!
Значит, вот как умирает Америка…

После Лимонова

Н. Ф. Анненков:
«В большом процессе (процесс "193-х") наивные идеалисты и мечтатели ругались, потрясали решетками, наводили ужас на судей. Это было в семьдесят восьмом году. А через два-три года, перед теми же сенаторами, безупречно одетые в черные пары и в крахмальных воротничках Александр Квятковский, потом Желябов делали в корректнейшей форме показания: "Я имел честь объяснить суду, что бомба, назначенная для покушения на императора, была приготовлена так-то и состояла из следующих частей..."»

А был проверенный товарищ...

М. Полторанин «Власть в тротиловом эквиваленте»:
(90-й год) «Специалисты работают», - успокаивал Иван Степанович. Какие специалисты?
У самого доверенного из них был большой кабинет в Белом доме. На двери висела табличка: «Ходорковский Михаил Борисович». Он особо не светился, но мы знали, что это советник Силаева и что Ивану Степановичу его внедрил Горбачёв. Ходорковский имел покровителей в Кремле. Вчерашний комсомольский функционер вдруг получил в подарок активы государственного Жилсоцбанка и создал свой коммерческий банк «Менатеп». В нём с разрешения Михаила Сергеевича Горбачёва были открыты расчётные счета Фонда ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Контроля за деньгами никакого: хочешь – посылай облучённым районам, а не хочешь – переводи в банки Швейцарии. Говорили, что Михаил Борисович – специалист по конвертации средств для высшего эшелона власти».

В. Перекрест «За что сидит Ходорковский»:
«Из кремлевских кабинетов Ходорковский предстает совсем в другом ракурсе. С позиций государства Ходорковский – это тот, в ком в свое время разглядели способности эффективного менеджера, в которого поверили, что он свой, «государственник». Ему вручили "золотой ключик" от нефти и сказали: "Владей и управляй" – не только в благодарность за поддержку на выборах, но и для того, чтобы он помог быстрее встать на ноги молодому российскому рынку. А не для того, чтобы, разбогатев с помощью власти, пытаться эту власть перестроить так, чтобы самому стать властью».

В.В. Розанов «Апокалипсис нашего времени»:
(напрасно евреи) "думают в целом руководить... Россией... когда их место - совсем на другом месте, у подножия держав (так ведь и поступают, и чтут старые настоящие евреи, в благородном: "Мы - рабы Твои", у всего настояще Великого)"

За что

В. Перекрест «За что сидит Ходорковский»:
«После долгих раздумий Ходорковский понял, как переиграть Путина. В конце 2001 года он и еще несколько акционеров "ЮКОСа" учредили фонд "Открытая Россия". Прессе заявили, что задачей фонда является "развитие интеллектуального потенциала российского населения и укрепление гражданского общества". В течение нескольких месяцев его отделения были открыты в 50 регионах, начали работать пропагандистские программы. Collapse )

- Через "Открытую Россию", ее благотворительные неправительственные проекты, "ЮКОС" занимался фактическим коррумпированием общественной среды, — считает президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский. - Но, думаю, была и прямая коррупция в отношении многих общественных деятелей. Не буду называть фамилии, но я имел основания догадываться об этом по их одновременному дисциплинированному поведению в каких-то вопросах - заинтересованность была очевидной.

Создав "Открытую Россию", Ходорковский совершил то, о чем прежде никто и не додумывался: нарушил монополию государства на формирование идеологии. И это тоже стало одним из пунктов "политического" обвинения.