October 22nd, 2010

L'amour à trois в Большой террор

Эмма Герштейн "Мемуары":
"Летом 1937 Мандельштама выслали из Москвы. Это было для него полной неожиданностью, настолько лояльно он был настроен в это время по отношению к властям.

…Однажды я опоздала на трамвай и осталась у них ночевать. Это было в той квартире, где они так мрачно жили, в одном из Брестских переулков, где было написано «Полночь в Москве…». В тот вечер Осип Эмильевич проявил неожиданную агрессивность, стал ко мне недвусмысленно приставать, в то время как Надя в крайне расхристанном виде прыгала вокруг, хохоча, но не забывая зорко и выжидающе следить за тем, что последует дальше. Но дальше не последовало ничего. Моя равнодушная неконтактность, полное нежелание играть в эту игру не на шутку рассердила Осипа Эмильевича. Он попрекал меня всякими расхожими хлыщеватыми фразами, вроде «для ночи вы ведете себя неприлично» и т.п. Но этого ему показалось мало, и он не преминул кольнуть меня сравнением с женой Надиного брата Евгения Яковлевича — «Ленка наверняка вела бы себя иначе». Надя осторожно молчала.Collapse )
…Ее требовательный тон в письме к Берии, с предложением о своем аресте. Этот странный выпад я могу объяснить только завуалированными опасениями, не был ли арест Мандельштама вызван доносом вышеуказанной сексуальной компаньонши в один злополучный вечер в «Саматихе». Такой же подтекст мне слышится в ее вопросе, «не было ли чьей-нибудь личной заинтересованности в этой ссылке?».

И все правда...

Троцкий о Розанове, 1922 год (разбивка моя):
«Если бы Розанов приблизился к революции во время гонений на нее, чтобы затем отшатнуться от нее во время победы. Но вот чего уж с Розановым не бывало и быть не могло.

Ходынскую катастрофу, как очистительную жертву, он воспевал в эпоху торжествующей победоносцевщины.

Учредительное Собрание и террор, все самое что ни на есть революционное, он принял в октябрьский период 1905 года, когда молодая революция, казалось, уложила правящих на обе лопатки.

После 3-го июня (1907) он пел третьеиюньцев.

Православную церковь Розанов бесцеремонно – разумеется, в своем кругу, - называл навозной кучей. Но обрядности держался (из трусости и на всякий случай), а помирать пришлось, пять раз причащался тоже... на всякий случай. Он и с небом своим двурушничал, как с издателем и читателем...

В эпоху бейлисиады доказывал употребление евреями христианской крови.
Незадолго до смерти писал со свойственным ему юродским кривлянием о евреях, как о «первой нации в мире», что, конечно, немногим лучше бейлиисиады, хоть и с другой стороны".
----------
(Добавлю только, что перешел «в еврейство» Розанов после расстрела своего коллеги, одного из ведущих публицистов «Нового Времени» М.О. Меньшикова. Когда я читаю описание его гибели, я так и ВИЖУ Розанова на его месте:

«22 сентября 1918 года "Известия Всероссийского ЦИК...оповестили о расстреле в Валдае "черносотенного публициста Меньшикова.Collapse )