October 18th, 2010

Диалектика

Кавказ не покорился, пока его не объединил Шамиль а потом сдался.
Так же, на моей памяти покорили «бандитский Екатеринбург» - через главенство «Уралмаша» а потом его разгром. То же и с лужковской Москвой, и другими баями-тяжеловесами. «Независимость» и «сила» - как путь к «управляемости» и «ничтожности».

И вот ввели в семью чужую...

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Девятнадцатая строфа третьей главы. Продолжение рассказа няни о своем замужестве, неожиданное признание Татьяны

ТЕКСТ:
И вот ввели в семью чужую...
Да ты не слушаешь меня... —
«Ах, няня, няня, я тоскую,
Мне тошно, милая моя:
Я плакать, я рыдать готова!..»
— Дитя мое, ты нездорова;
Господь помилуй и спаси!
Чего ты хочешь, попроси...
Дай окроплю святой водою,
Ты вся горишь... — «Я не больна:
Я... знаешь, няня... влюблена».
— Дитя мое, господь с тобою! —
И няня девушку с мольбой
Крестила дряхлою рукой.

(Комментариев нет)

Начало Таниного бунта, но не против приличий, правил, этикета – это мелко для Пушкина той поры – против ВСЕГО и прежде всего против религии. Таня ""Евгения Онегина" - язычница, она как Маргарита, сорвалась и улетит в эту Вальпургиеву ночь своего письма.

Она «верит приданьям», ее «тревожат приметы», это, из пятой главы – не красивости, не этнография – а суть ее мировоззрения, калька с пушкинского. Что до -
«…молитвой услаждала
Тоску волнуемой души»
- это просто дань романам – и ничего более. Во всей истории ее ни полслова более о Боге, грехе, покаянии, искуплении. Далеко, далеко не с проста старушка-няня первым движением к ней -
«Дай окроплю святой водою»
Татьяна большая революционерка, более оригинальна чем просто «забывшаяся» девица.