June 30th, 2010

Юнгерн

Почему «Рабочий. Господство и гештальт» такая НЕЧИТАБЕЛЬНАЯ книга? Полное уважение Юнгерну – герой и солдат, – но лучше бы ему не лезть в «философию». «Клуб одиноких сердец унтера Пришибеева» - что-то такое у него получилось. Сказал ВСЕ на первых двух страницах, а потом… Потом начал бредить.

ДЕГ как зеркало эпохи

Совок одолел, англичане нагадили, евреи порасселись – вот откуда это у Галковского. Читаю тексты десятилетней давности. Тогда он еще надеялся, что из 90-х выйдет НЕЧТО и строил себя как корректного философа в калошах посреди охуевшей Москвы – знатная фигура великой эпохи.

Но из 90-х и из людей 90-х, из знакомцев Галковского ничего не вышло. Десятки каких то фамилий, какой то «Каблучков» - главный враг, конфидент Гельман… Такой вот «серебряный век», а в нем такой «Розанов» - Галковский…

Даже «шестидесятыми» не стали девяностые, и в нулевых началось брюзжание «почему» - поперли англичане, совки, евреи – враги, которые «не дали».

Эпоха не подхватила и не понесла этих ничтожеств (в сопоставлении с их притязаниями). Тренд девяностых был бизнес а не их убогая херня – пора бы уже это им признать.

Еще один лакировщик

Сегодня я сидел в "Кишмиш" на Новом Арбате, и вдруг увидел Михаила Леонтьева. Он шел - и сам с собой разговаривал. Приглядевшись, я увидел, что у него в ухе "фурнитура".
Как выяснилось, он шел закрывать свой "бэк-офис".
Мы обнялись.
Я спросил его: "Как ты думаешь - куда ВСЕ КАТИТСЯ?"
Он мне ответил исчерпывающе. Из ответа было ясно, что путин - на которого мы возлагали надежды в первой половине нулевых - все продолбал.
Коротко говоря: ни "русского", ни государства"
Отсюда

Стало смешно, тут же вспомнил: «Звонит председатель обкома председателю колхоза "Путь Ильича" и спрашивает: - Михалыч, как там у тебя дела с урожаем? - Да, как, как - хреново! - Да, ты не приукрашивай, не приукрашивай - правду говори!»

"Сама, сама, сама!"

Дочитал «Ориентализм» Саида. Это, предельно упрощая, «Русофобия» Шафаревича. И любопытно: творцы империалистического, расистского дискурса «Ориентализм» - маститые европейские ученые и «американская профессура» - а «русофобию» мы сами разработали и внедрили в подкорку – «за рюмку похвалы».

То-то она, русофобия, такая родная и стойкая – национальный продукт! не какой ни будь заморский «дискурс».