April 19th, 2010

Бесчувствие к полякам

Смотрел польские похороны. Ни одной щемящей ноты. Как будто марсиане марсианина на Марсе хоронили. Даже удивительно, но в общем, понятно. Во-первых – католические дела, епископы из «Ледового побоища» (все инстинктивно ждал: "Когда начнут валиться и тонуть?"), во-вторых – теснота, в-третьих – очевидная народная скорбь и единение. Так ли мы хоронили ЕБН! Во всю русскую ширь - и с тощенькой толпенькой евреев с гвоздиками...

И все же... Хоронили бы немцы Меркель, тоже "по другому", уверен – умилился бы. Что-то все же есть в поляках… нелепое. Какой то законсервированный XVI век форева.

В храме

"Если бы люди веры стали рассказывать о себе, что они увидели и узнали с последней достоверностью, то образовалась бы гора под которой был бы погребен и скрыт от глаз холм скептического рационализма"
С.Булгаков "Свет невечерний"

Расскажу о своем.
Лет десять назад в Екб привезли икону Почаевской Божьей Матери. Служили литургию когда я зашел в наш Кафедральный собор поставить ей свечку. Было много народа, я пробирался сквозь толпу и вдруг - все вокруг меня опустились на колени. Что было делать? Смирив гордыню, я опустился вместе со всеми.Collapse )

Историческая параллель

Все эти прогрессивные журналисты, несогласные евреи и либеральная общественность напоминает Петроградский Совет, который зорко наблюдает Временное правительство и апеллирует при случае к «широким революционным массам». Так же самозвано и нагло, но что-то уж очень долго, с 1987 года. Керенские, сухановы, альбацы, шендеровичи… Очень своеобразная вещь (прав Ленин), немного видоизмененная с двоевластия семнадцатого года, но в целом все то же: Hyde Park в Гуляй-поле. Без Ленина и мировой войны неопасны.

(«Петросовет» - это и есть наше гражданское общество, увы, из-за пассивности масс и активности зложелателей на грантах).

Судьба поэта

Был такой Бенедиктов, поэт созвучный времени, и через это очень популярный. Потом забытый, так же «очень». Классический случай. Не таков ли и Окуджава? Нечто слащавое, вскоре забытое. Бенедиктов = Окуджава.

«Когда мне невмочь пересилить беду, когда подступает отчаянье, я в синий троллейбус сажусь на ходу, в последний, в случайный…» - это даже специфичней стихов о советском паспорте - тот еще вернется не раз - а "троллейбус" - кончился безвозвратно - с шестидесятыми.

Ощущение

Известно, как с возрастом быстрее течет время: неделя, месяц – как в детстве день. Мне напоминает это - ускорение, для «преодоления земного притяжения». Дни, словно спицы крутящегося колеса сливаются в неясный круг – и вот, наконец, ты вылетаешь туда, где времени вообще нет.

О киргизах

Большинство погибших (всего их свыше 80) – жертвы снайперов. Те убивали самых резких, пытаясь остановить атаку на пороге зданий. И подхлестнули ярость. Люди бежали по крови, вперед.

Вот, киргизское ноу-хау. Помню, когда нас учили разгонять бунтовщиков – были специальные группы, которые выбегали из-за щитов, хватали и уволакивали «самых резких».
А тут… Бессмысленный и беспощадный Тяньаньмэнь.

Как и обещали

Кто не виноват и почему не делать

Что же делать мэрам, как не заниматься с домочадцами строительным бизнесом? Допустим – добился честный Лужков честного распределения участков, искоренил мздоимство – но это лишь добавит сверхприбыли чужим дядям-застройщикам. Законодательно ограничить эту прибыль? Тогда ее заберут афелированные посредники. Строить только «государству»? – тогда вообще черт ногу сломит, откатчики да посредники без затей все разворуют. Просто – «не воровать»? Но тогда денег не хватит на следующие выборы, и придет другой Лужков, может быть еще хуже. Куда не кинь - надо застраивать город самому.