April 7th, 2010

Ходорковский, непонятый гений.

О "феноменах"

Исследуют плащаницу радиоуглеродным методом. А церкви бы «в ответ», - квантовую физику – «Апокалипсисом». И в одной брошюре издать результаты. И всем станет смешно, и перестанут -«исследовать».

Сравнение

«Полеты во сне и наяву», «Красота по-американски». Об одном, разумеется, – но как в нашем все мягко, а в «Красоте» – беспросветно. Какая-то расхлябанность у нас, а в Америке все стильно, но сразу – в гроб. Сравнивая, разумеется, жалеешь пиндосов.

Дерриативы

Как то, в связи с кризисом, более понятны мне стали некоторые вещи. Например «творчество» Пикассо. Было оно, с середины – аферой с раздуванием мнимых ценностей и с ними бешеных спекуляций (рембранты то - все давно разобраны по музеям). Каждый купивший картину-акцию работал на то, что бы вздуть ее цену, «творец» и посредники наживались, и, вот, наконец, все осело к лохам, для которых мазня Пикассо имеет только потребительскую (не меновую) стоимость, сам многостаночник почил – и афера затихла. Ну, как «Маринина», только для снобов.

Взгляд

Эпоха Горбачева-Ельцина, сладкой парочки – «удельно-вечевой период русской истории». Еще один, и более ничего.

Старожил о деградации ЖЖ

«…А потом как-то само собой появился Шоладеми, который воспринимался как курьез - говорящее полено, генератор чуши. И не почувствовали беды в том, что мы вообще в курсе, что есть такой персонаж, при том, что он не только не умеет думать, но еще и очень плохо пишет. И для меня до сих пор загадка, каким образом до первых позиций добрался Другой. Ну откройте его жж за ранние годы. Как и сейчас, там нечего читать, но тогда там не было больших фотографий Рейтерс, а были маленькие мутные снимки своего норвежского забора. Поймите правильно, может быть в быту они прекрасные люди, но в своей публичной деятельности это гуманитарная катастрофа

…И вместо одного Шоладеми топ забит десятками таких же "благодушных" идиотиков. И этих Уборищиццц, Катог, Свириденковых, Абрахимовых, Голубчикав, Фим-Психопадтов невозможно читать. Это какое-то боевое скудоумие в действии. Как квинтессенция дебильного жанра, выращенного на примере Другого, - фотоблоги. Это, блять, фимоз головного мозга...»

Отсюда

Мелочи физиологии

«Жить больше не для чего – и человек умирает» - есть такая теория. Выполнил свою задачу, написал «Горе от ума» - и в Тегеран. Отсюда утешение: «Живу, значит для чего-то нужен».

Но сказано также: «Умер в тридцать, похоронили в семьдесят». Можно быть СЫГРАННЫМ, а ходить, мыслить, кушать с аппетитом, быть живым – и «не для чего». Вот, получите утешение.

У меня для них другое погоняло

Дело окончится тем, что к самым буйным у нас приклеится погоняло "киргизы". Вот и все

Ф.Ф.Вигель «Записки»:
«Пусть смеются надо мной, а низких и глупых беспорядках Пензы я и доселе вижу глухой, невнятный отголосок 1789 года … как либерализм и безверие так рано забралось в такое захолустье, когда ни в Киеве, ни в Петербурге и Москве я, по крайней мере, об них и не слыхивал?
Киев от заблуждений Запада был защищаем ненавистью и презрением к Польше, откуда они могли в него проникнуть; в Петербурге и в Москве видал я только людей, напуганных ужасами революции. В нечестивой Пензе услышал я в первый раз насмешки над религией, хулы на Бога, эпиграммы на Богородицу от таких людей, которые были совершенные неучи.

Я не хочу быть пророком; не судя о будущем про происшдшему и настоящему, и теперь уверен в душе моей, что если б когда-нибудь (помилуй нас Боже) до дна расколыхалась Россия, если б западные ветры надули не нее свирепую бурю, то первые ее валы воздыматься будут в Пензе".

ПЕНЗЕНЦЫ! ПЕН-ЗЕН-ЦЫ!

А потом и за Катынь спросим

Хрущев "Воспоминания":
"Однажды мне доложили, что к нам перебежал солдат из состава окруженцев. Я сказал: "Ну-ка, приведите его, спрошу, что за человек, узнаю его настроение и как он оценивает моральное состояние своих товарищей". Привели. Говорю: "Кто вы такой по национальности?". — "Поляк". — "Как же вы попали в немецкую армию?". — "Я из той части Польши, которая вошла в состав Германского государства, меня призвали". — "У нас, наверное, будет формироваться новая Польская армия. Надо ведь Польшу освобождать. Как вы к этому относитесь?" — "Да, надо освобождать". — "А вы в Польскую армию запишетесь? Пойдете туда?" — "Нет, не пойду". — "А как же освобождать Польшу?" — "Польшу русские освободят". И довольно нагло отвечает. Мне это не понравилось".

Борис Чичибабин

ВЕРБЛЮД
Из всех скотов мне по сердцу верблюд
Передохнет - и снова в путь, навьючась.
В его горбах угрюмая живучесть,
века неволи в них ее вольют.

Он тащит груз, а сам грустит по сини
он от любовной ярости вопит,
Его терпенье пестуют пустыни.
Я весь в него - от песен до копыт.

Не надо дурно думать о верблюде.
Его черты брезгливы, но добры.
Ты погляди, ведь он древней домбры
и знает то, чего не знают люди.

Шагает, шею шепота вытягивая,
проносит ношу, царственен и худ,-
песчаный лебедин, печальный работяга,
хорошее чудовище верблюд.

Его удел - ужасен и высок,
и я б хотел меж розовых барханов,
из-под поклаж с презреньем нежным глянув,
с ним заодно пописать на песок.

Мне, как ему, мой Бог не потакал.
Я тот же корм перетираю мудро,
и весь я есть моргающая морда,
да жаркий горб, да ноги ходока.

1964