April 1st, 2010

О дебильных шоу

У меня знакомая семья как-то разводилась. Из адвокатов, страшно богатые – разводились с УЖАСАЮЩИМ скандалом, гражданскими и даже одним уголовным процессами. Ладно. И спрашивает меня как-то, между бурь: «Что говорит о нашей ситуации N?»
N – это общий знакомый, из прокуратуры. Работа 21, черная усталость и, черная же, от нее отупелость. Другой мир.

Я отвечаю: «Представь прошлый век и барин с барыней в кружевных белых одеждах играют на пленэре в бадминтон. И мимо их с полевых работ идет усталый мужик у которого жена умерла и семеро детей болеют. Как ты думаешь, остановиться он? Станет любопытствовать правилами игры и счетом? Вот так и N».

Мужик остановился когда сытенько было и когда игра интересная, в 1985-1988 годах. А потом огромная, огромная инерционная масса снова пошла мимо. И идет и будет идти, и думать о своем, и никакими трик-траками на обочине ее не сманить. Даже Ильич ее не сманил – а мировая бойня, и то через три года. Даже ЕБН не взъярил. Забудьте.

Путин

Как захолонывает иногда (я уверен) у него сердце. Играть ту же роль в структуре революции – как Кромвель, Наполеон, Сталин – завершить, утрясти революцию. Я не говорю пока о масштабе личности. Я говорю о роли, великой роли в величайшей из возможных драм – революции.

И сыграть ее неплохо. То-то эти все «избранные» а не «призванные», из западных политиков завидуют – понимают РАЗНИЦУ, понимают, что они то рядом с ним – вне истории.

О чегеварах и текущем моменте

Пять последних лет тянулись «будни». И вздулись пузыри строящих политику на эстетике – оранжевых, нацболов, «бунтарей» немцовых – как реакция на уход романтики (не свободы!)

Аналог из советских времен – хулиганское движение (я прекрасно помню).

Будни, вот, кончились, началась она, романтика, бесплатно. Что станется с торгующими ею? Радикализация, маргинализация, изоляция. Хулиганы уйдут в рэкетиры.

Виктор Топоров

Новое прочтение «Мастера и Маргариты»

«Как истинный русский писатель, Михаил Афанасьевич «малый народ», мягко говоря, недолюбливал. … В 20-30-е годы прошлого века евреев во власти, в силовых структурах и в идеологической обслуге режима (включая литературу и кинематограф) было процентов семьдесят–восемьдесят.
Впоследствии Сталин их отовсюду (кроме литературы и искусства) вычистил – и Булгаков любил Сталина, в частности и за это. «Погляди, Лена, – говорил он своей Маргарите, разворачивая свежий номер «Правды» году где-нибудь в 1937-м, – и этот жидок оказался врагом народа! И этот! И даже этот! А я ведь так и знал! Я все знал заранее!» Соответствующие записи раскопала и – поначалу вполголоса, на коллегии специалистов, – обнародовала Чудакова на букву «М». ..

Приехав из Одессы, а то и вовсе из Жмеринки, они захватили литературную Москву … Булгаков решил сделать ход конем, написав атеистический роман об Иисусе Христе! Про еврея Христа – чтобы евреям во власти понравилось, но атеистический – чтобы им понравилось тем более! И написал! И назвал «Понтий Пилат»! А как отреагировали евреи? Формулировку отказа находим в «МиМ», в отповеди Берлиоза Ивану Бездомному: ты написал, что Христос не был Богом, а на самом деле никакого Христа просто-напросто не было!

Этот отказ погубил Мастера. Погубить, положим, не погубил, но изрядно озлобил. И он решил написать (уже без надежды на напечатание) «в стол» – памфлет против литературных евреев. Затеял, сказали бы сегодня, виртуальный погром. В отместку за устроенную ему профессиональную обструкцию, но тем не менее. «Не расстреливал несчастных по темницам», греха на душу не брал (да и возможности не имел), а «расстрелять пархатых на страницах» – самое милое дело!

…Таковы три пласта романа (следует признать, мастерски сплавленные воедино): изумительно стилизованный протороман «Понтий Пилат» в традиции Жюля Ренана, Леонида Андреева, Анатоля Франса и (не будем забывать) Ивана Бездомного; невыносимо слащавая любовная линия, но тут и впрямь любовь, а значит, медицина бессильна; и виртуальный разгром литературно-артистической Москвы. Трактовать который как ужасающе серьезный еврейский погром или как фантастически смешной «капустник» – дело выбора».
Отсюда

Еще о старой ведьме

«Тишина. Только прибывающие поезда нарушают ее. Из вагонов выходят люди и несут еще цветы. Неожиданно появилась Людмила Алексеева, старейшая правозащитница страны. Ее поддерживал, помогая идти, политик Борис Немцов. … Их тут же окружила огромная толпа фотографов и журналистов. …Яркие вспышки камер, шум… Кто-то достал мобильный телефон, чтобы сфотографировать Немцова. На месте мемориала началась…пресс-конференция. Журналисты принялись задавать Людмиле Алексеевой вопросы, не дав ей даже отойти от места, куда люди несли цветы. Вдруг кто-то ударил Людмилу Михайловну, она пошатнулась и едва не упала. Окружавшие ее люди схватили мужчину, позвали милицию и те, скрутив, увели его. «Ну и правильно, его можно понять, - комментировала происходящее женщина, стоявшая у меня за спиной. – Что они тут устроили? Люди память пришли почтить, а они тут…» Дальше уже не слышала».

Отсюда

Имя героя

Старой ведьме Алексеевой дал по шее Переверзев Константи Олегович, 29.01.1979 года рождения, в 2007 году он окончил Свято-Тихоновский богословский институт. Из за решетки Переверзев кричал, что он "русский патриот". Возбуждено уголовное дело по статье "причинение побоев из хулиганских побуждений". До суда Переверзев будет находиться под стражей.
-------------------------------
А чегевара Лимонов уже сидит в жежежке и бодренько так занимается "политикой":
Подтвердилась волатильность и летучая капризность господ Яшина и Немцова.Имеют право на капризность и волатильность,но
призывать граждан предпочесть траур,-это одновременно значит сманивать их с Триумфальной


В итоге всего шоу - заведено уголовное дело на "охранителя". ПРО-ВО-КА-ТО-РЫ.