March 12th, 2010

Еще о "водевильном гении"

Попурри из двух давних статей Лимонова о Бродском:
«Безусловно, когда в 1964 году Иосифа Александровича Бродского судили он был крайне посредственным обыкновенным ленинградским поэтом. Я внимательно читал его: он совершил скачок только в 1972 году. До этого он был средним среди Кушнеров и Рейнов, как они. Однако на процесс его был направлен мощнейший луч внимания с Запада.

Возмутились еврейские национальные силы и притворно возмутились всякие западные культур-спецслужбы. Мощный прожектор выхватил из российской тьмы рыжего еврейского юношу — русского поэта.
Попав в луч прожектора, постепенно Бродский стал писать лучше и много больше. Он явно пережил «иллюминацию», озарение по поводу своего предназначения. Если ранее, до процесса, он, может быть, и не продолжил бы писать стихи, занялся бы чем-нибудь иным (фотографией, например, отец его был фотограф), то после процесса он был заклеймён «поэтом». Надо было им стать.


Небольшой, тщательно продуманный набор привычек создавал ему пьедестал, делал его живым памятником. Он, может быть, в ссылке продумал себя и уже до тридцати решил стать противным, жёлчным старикашкой, мятым, всклокоченным и шизоидным, как Эйнштейн, демонстративно одиноким. И стал.

Бродский отбыл свои месяцы в деревне, вернулся в Питер, а затем, прослужив семь лет достопримечательностью, живой легендой, объектом посещения иностранцев.

Именно Либерманам (а дальше его передавали по цепочке из рук в руки) обязан Иосиф всеми своими премиями, включая Нобелевскую. Это нью-йоркское high society от культуры сделало Бродского Бродским.


Стихи Бродского предназначены для того, чтобы по ним защищали докторские диссертации конформисты славянских департаментов американских университетов. Автора же таких стихов следует выбирать во многие академии, что и происходит, и в конце концов, с помощью еврейской интеллектуальной элиты города Нью-Йорка, с восторгом принявшей русскоязычного поэта в свои, я уверен, Иосиф Александрович Бродский получит премию имени изобретателя динамита.

С сегодняшними русскими поэт, кажется, поладил. Но еще неизвестно, каким найдут Иосифа Бродского сзади идущие поколения. В истории литературы было неисчислимое множество фальшивых кумиров. А вдруг автор монотонных и труднозапоминающихся тяжелых строф — один из них?»
Отсюда
и
Отсюда

В "Соборянах" любимый эпизод

«- Да что ж ты такое?
- Уязвлен, - ответил Ахилла.
- Да чем же ты это уязвлен?
- Смешно вы, отец Захария, спрашиваете: чем? Тем и уязвлен. Кончиной
отца протопопа уязвлен.
- Да, ну что ж делать? Ведь это смерть... конечно... она враждебна...
всему естеству и помыслам преграда... но неизбежно... неизбежно...
- Вот я этою преградой и уязвлен.
- Но ты... ты того... мужайся... грех... потому воля... определение...
- Ну, когда ж я и определением уязвлен!»