December 14th, 2009

«Наша Раша»

Если Равшан – «чурка», Вартанчик – «хачик», то этот, перед телевизором, с пивом и в трусах – кто? Знаменитая «Быдлорашка». Это для нас он - «телезритель из Таганрога Сергей Юрьевич Беляков», а для тех, кто стоит за шоу, картина иная, они смотрят на него так же, как мы смотрим на Равшана и Вартанчика, - ЭТНОГРАФИЧЕСКИ: «Быдлорашка». Никакого пафоса, я просто так, уточняю некоторые моменты из деятельности «ящика».

Предвкушаю пир духа

В среду по «Культуре» покажут легендарный фильм Бурляева «Лермонтов». Легендарный в том смысле, что сильно-сильно евреями проклятый, высмеянный etc. Я вообще не припомню фильма над которым бы так глумились, формально за вопиющую бездарность, а реально вот за что:

Бурляев снял фильм "Лермонтов", в котором неустанно педалируются отчество убийцы поэта, Николая Соломоновича Мартынова, как некий знак сатаны на челе русского, к сожалению, офицера, а также сомнительное этническое происхождение министра Нессельроде

Его ни разу по ЦТ не показывали, да и в кинотеатрах – был он снят неудачно, в 1986 году, в самом начале пира победителей. Любопытно будет взглянуть, - что за «Триумф воли» такой снял Бурляев.

ЕО Друзья мои, что ж толку в этом?

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Тринадцатая строфа третьей главы. Продолжение литературного отступления.
ТЕКСТ:
Друзья мои, что ж толку в этом?
Быть может, волею небес,
Я перестану быть поэтом,
В меня вселится новый бес,
И, Фебовы презрев угрозы,
Унижусь до смиренной прозы;
Тогда роман на старый лад
Займет веселый мой закат.
Не муки тайные злодейства
Я грозно в нем изображу,
Но просто вам перескажу
Преданья русского семейства,
Любви пленительные сны
Да нравы нашей старины.


Collapse )

Что дар поэзии в нем никогда не иссякнет, и будет тихая, тихая гавань покойного, длинного романа, а главное, - что закат жизни будет «веселым» - как совместить эти предвкушения с -
«…Я был озлоблен, он угрюм;
Страстей игру мы знали оба:
Томила жизнь обоих нас;
В обоих сердца жар угас;
Обоих ожидала злоба
Слепой Фортуны и людей
На самом утре наших дней».
(XLV строфа 1 главы)

Без сомнения, рассматриваемая строфа – шутка, - как бы от лица Ленского написанный сонет. Пушкин же любил ребячится? – вот вам пример. Ну не мог он такого всерьез написать! – шалил. Втиснулся в ряд персонажей и над собой посмеялся.

Глубоко копает

Анри де Ренье

Приляг на отмели. Обеими руками
Горсть русого песку, зажжённого лучами,
Возьми и дай ему меж пальцев тихо течь.
А сам закрой глаза и долго слушай речь
Журчащих волн морских, да ветра трепет пленный,
И ты почувствуешь, как тает постепенно
Песок в твоих руках. И вот они пусты.
Тогда, на раскрывая глаз, подумай, что и ты
Лишь горсть песка, что жизнь порывы воль мятежных
Смешает, как пески на отмелях прибрежных.