December 11th, 2009

Проводы в антифашистскую Валгаллу

Выдержки из статьи в Комсомольской правде за публикацию которой было совершено нападение на офис редакции:

«В субботу в последний путь отправился Иван Хуторской, известный в молодежной среде по кличке «Костолом», погибший во вторник от пули неизвестного киллера. 26-летний активист антифа-движения был найден убитым в собственном подъезде в ночь на вторник. Около 22.00 Иван вышел из своей квартиры в доме на Хабаровской улице. В подъезде его уже поджидал киллер. Как только Иван открыл дверь, раздался выстрел. Единственная пуля вошла ему в лицо На «Костолома» прежде чем его убить, покушались трижды. ..

… В морг за телом убитого субботним утром приехали лишь мать, сестра и самые близкие соратники. Последние принадлежат, по сведениям информаторов, к уличной антифа-группировке Moscow Trojan Skins (MTS), в которою некогда входил и «Костолом». В частности, в толпе скорбящих был замечен недавно вышедший на свободу после отбывания срока за хулиганство Алексей Олесинов по кличке «Шкобарь» – один из лидеров антифа-хулиганов.

… Примерно в полдень тело Хуторского было кремировано в Старом крематории Ново-Архангельского кладбища. Часом позже ближайшее окружение убитого отправилось помянуть его – неподалеку, в Реутове, в ресторане «Еврогриль» был заказан банкет на 100 персон.

Сейчас следствием рассматривается несколько версий происшедшего. «Нацистская», разумеется – одна из приоритетных. У нацистов были поводы «иметь зуб» на «Костолома», ведь он при жизни отнюдь не был «белым и пушистым», - как о нем теперь пишут в некрологах его соратники. Иван Хуторской находится под нашим вниманием довольно давно, - говорит представитель Центра по борьбе с экстремизмом ГУВД Москвы. – В конце концов, кличку «Костолом» дают не за увлечение хореографией.

Лидер Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева просила разрешить провести в субботу, после похорон Хуторского, «Вечер скорби», однако получила отказ».

Эх, Ильич...

Василий Маклаков "Воспоминания".
"Что было делать студенту, если не удовлетвориться советами министра Делянова, которые он при своём посещении Московского университета дал студенчеству, говоря, что их дело «учиться, учиться и только учиться»?