November 30th, 2009

Террористы – «вредители»?

Вот это фото, с моей точки зрения ставит все точки над "і". Фото сделано явно в ночь, сразу после схода. Торцы разрушенных шпал здесь все еще на месте и судя по их положению, версия выброса пути под поездом становится достоверной на 90-95%, а версия теракта трещит по швам окончательно

Действительно странно – если эта ямка подлинная, то что за воронку от тунгусского метеорита нам показывают по ящику? Не отбойным же молотком следователи ее «исследовали»? Решили, что после СШГЭС довольно нам техногенных катастроф?

ЕО А нынче все умы в тумане

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Двенадцатая строфа третьей главы. Продолжение «литературоведческого» отступления.
ТЕКСТ:
А нынче все умы в тумане,
Мораль на нас наводит сон,
Порок любезен, и в романе,
И там уж торжествует он.
Британской музы небылицы
Тревожат сон отроковицы,
И стал теперь, ее кумир
Или задумчивый Вампир,
Или Мельмот, бродяга мрачный,
Иль Вечный Жид, или Корсар,
Или таинственный Сбогар. 19
Лорд Байрон прихотью удачной
Облек в унылый романтизм
И безнадежный эгоизм.


Collapse )

И форму, и тон ЕО Пушкин взял у «британской музы», - да ее же и высмеял! Как это по-русски! Как это по-ученически! «Байронизм? Да им только сон отроковиц тревожить, да вот еще – аморален он» Да… чует кошка, чье мясо съела…

Впрочем, сюжет на байронический а акынский, - «что вижу, о том пою», хотя и создан из британских мыслеформ. Все эти главы (названия дал сам АС) – «Хандра – Поэт – Барышня – Деревня – Именины – Поединок – Москва – Странствия – Большой Свет» - можно (без ущерба для смысла) перетасовать и иначе. Мне, к примеру, нравиться как раз «байронический» порядок романа – СЗАДИ НАПЕРЕД:

…Блестящий светский лев, почти Броммель, получает неожиданный удар – его давняя любовница выходит замуж и отправляет его в отставку: «Я другому отдана, и буду век ему верна!»

Герой в бешенстве, не в силах снести позора, он покидает Петербург и отправляется путешествовать. В глухой провинции он, в задумчивости, убивает на дуэли какого-то деревенского олуха – какой vulgar! Мало этого! - в довершении кошмара это производит фурор среди местных девиц, да такой, что одна из них, с невообразимым именем «Tatuana» шлет ему письмо с предложением благородной дружбы!

Шах и мат! Стыд и срам! Край падения! Мало ему петербургских изевательств! Герой, в совершенно разобранном состоянии, запирается в своем имении, твердо решив окончить жизнь анахоретом, чуть ли не в сосновом гробу с клопами.

Но… Русская природа, гадание, рассказы старой няни, песни девиц, ванна сО льдом творит чудеса с нашим Чайльд ГарОльдом – и, как Алекс в финале «Заводного апельсина», - герой возвращается к жизни! В котелке и с тросточкой Онегин вновь отправляется покорять Петербург (см. I главу).
Happy ending (sic!).

Представил себе на Ильинке Лужкова

Лимонов вовсе не шутит

А мы?

На чем спекся Никита Михалков

Прежде художник должен был располагать минимальными условиями работы — холст, краски, помещение. Нередко где живет, там и работает. После завершения — выставка, продажа. Сейчас все устроено иначе. Художник прежде всего сам должен обеспечить себе финансовые возможности для того, чтобы делать большие проекты. Обеспечить деньги и пространство.

Именно с этого художник должен начать. Сначала деньги. Таким образом, выстраивается обратная перспектива: художнику прежде всего сейчас нужны способности бизнесмена-менеджера, а во вторую очередь — просто одаренность. Но талант бизнесмена важнее, потому что удачный поиск спонсора сам по себе уже гарантирует успех.

… Например, в Америке сейчас такие вещи „закладывают” еще на стадии обучения. Художник здесь в первую очередь антрепренер, управленец, а если ему понадобятся для осуществления проекта какие-то другие навыки, имеющие отношение к живописи, он наймет ремесленника. Это и есть глобализация, которая проявляется в полном слиянии бизнеса и искусства

Вятские