October 14th, 2009

Беня Крик как символ сопротивления

Этот «ЮКОС» стал прямо орденом тамплиеров, разгромленным и ограбленным, а Ходорковский его несгибаемым Великим мастером Жаком де Молэ. Встреча с Путиным писателей – вопрос о нем, приехала Х.Клинтон – общественность просит заступиться. На моей памяти так только Луиса Карволана освобождали:
«Если бы я могла переплыть океан,
Я бы спасла тебя, Луис Корвалан!»
(помню стих той поры в «Пионерской правде»).

Полный съезд с тормозов. Но тогда хоть был бессудно арестованный хунтой коммунист – а сейчас кто? Как раз и доказывает дело Ходорковского «травоядность» режима – у клоунов даже повода иного нет для всемирного гевалта , кроме как о воре – не Корволан, не Мандела, не Сахаров – один только олигарх-расстрига.

Попытка оправдания

Два раза начинал читать «Уллис», обстоятельно и с желанием, и оба раза бросал где-то на 20-й странице. Причина? Та же что у Герберта Уэллса (как выяснил), вот она, прекрасно выраженная в письме к Джойсу:

«…Возьмите меня, типичного, обыкновенного читателя. Много я получаю удовольствия от чтения Ваших вешей? Нет. Чувствую я, что получаю что то новое и открывающее мне новые перспективы, как когда, например, я читаю скверно написанную Павловым ккнигу об условных рефлексах в дряном переводе Х? Нет. И вот я спрашиваю себя: кто такой, черт его побери, этот самый Джойс, который требует такое количества моих дневных часов из тех нескольких тысяч, которые мне остались в жизни, для понимания всех его вывертов и причуд, и словесных вспышек?»

Помню, показалось просто нелепым тратить время, на неинтересующие меня ни с какого бока темы:
Дублин,
Модернизм,
«Одиссея» (ужасный Жуковского перевод)
Удивительная книга – я тысячами странных, бессмысленных вещей интересуюсь, от карточного шулерства, до Праги и митохондрий, а от всех тем «Уллиса», (такое совпадение) – только тошнота. Бр-р-р…

Любопытная история о конце легитимности

Помню, после кошмарной победы Ельцина в 1996 году, я был буквально раздавлен и дошел до крайней степени политического отчаяния – но вдруг, день на 3-5 после второго тура, совершенно успокоился - явственно «увидел», «услышал», «понял» - «Ельцин больше не будет править Россией» - а между тем, ЕБНу только что было намерено еще четырехлетие – и «банкет продолжается!»

Я успокоился и не загадывал, не предполагал, а просто пребывал в рассеянности – «Как это произойдет?», подобно тому, как после свершившегося недоумевают «Как это произошло?». Такие были ощущения.

И вот, после выборов ЕБН куда то делся надолго, а потом сенсация: «Операция на сердце» - и все, ЕБН кончился – пошли регенты, мажордомы, Барвиха – и все сбылось как привиделось. Совершенно не удивился, просто успокоилось любопытство – «Ага, вот так значит».

Из сего заключаю – в недолгой истории ельцинщины именно 96 год был «дном», а не Хасавьюрт, дефолт или «иудейские войны». Почему? Да по науке. В этот год власть (не исключая из нее системную оппозицию) разом утратила остатки своей даже квази, даже псевдо, даже юмористической легитимности – и пустилась в свободный полет. Все связанное с ней окончательно стало перипетиями частных лиц – «Семьи», олигархата, силовиков – что нам до этого?

«Голосуй или проиграешь» стали в некотором роде «кровавым воскресеньем» либералов. За 70 лет коммунистам меньше удалось очернить буржуазную демократию и буржуазную ложь чем это сделал Чубайс за полгода. Осталась выжженная земля. И Путин начав с нуля, создал новую, СОВЕРШЕННО ИНУЮ легитимность российской власти, первоначально связанную только с его именем, и именно поэтому он НИКАК не связан с той эпохой – как не был связан Ленин с Николаем Вторым.