October 13th, 2009

Промежуточные итоги

Совершенно нет запроса на тот тип правителя, который демонстрирует последнее время Медведев: современный, креативный, свободномыслящий. Все сразу с ужасом вспоминают Горбачева – в гены вошло: таких не надо! Тут чуть пережать – и народ бросится спички с мылом закупать. Увы, конечно, как не увы, - опять придется «реформы сверху», декретами производить, т.е. все же не Медведеву, а Путину, с 2012 года.

Вчера по первому каналу

Посмотрел фильм про «глобальное потепление» - как эта гигантская афера твориться политиканами и охочими до грантов учеными. «Вставьте в исследование окраски белок фразу о влиянии на это глобального потепления – и денежки к вам потекут рекой» - вот все и разгоняют маховик истерии.

Западным политиканам это нужно по десяткам причин, из которых основная, - задержать индустриальное развитие остального мира. Гринписовцам – что б хоть чем то занять собственные структуры и активистов ( ибо после того как мир полностью принял их идеологию у них исчез враг и стимулы).

Солнце периодически увеличивает свою активность, мировой океан под воздействием потепления, с задержкой на сотни лет, начинает увеличивать выделение углекислого газа – все из учебника химии за 8 класс, но аферисты утверждают: углекислый газ первопричина, а не следствие! Объемы выделенного океанам газа в сотни раз превосходят промышленные выбросы, колебания его количества никак не связаны с историей развития индустрии (пик до войны, а во время послевоенного промышленного бума – резкий спад) – на это не обращают внимание.

Полноценная афера (характерно, что в фильме (редакторы недосмотрели? а может идеологическая диверсия?) скользнуло словечко «холокост») – и кажется, что мы живем в десятке-другом таких мегаафер и сотне-другой поменьше. И ими исчерпывается все смысловое содержание «дискурса». Как выбраться из всего этого? Читать Гомера и не включать ящик? Не получиться, пролезет дискурс, бегство не выход.

ПЬЕР ЛАШАМБОДИ

СТРЕКОЗА, МУРАВЕЙ И ГОЛУБЬ

Муравей сказал жестоко:
– Ну, пойди-ка попляши!
Мол, от песен мало прока,
Даже если хороши.

Голубь, слышавший случайно
Вздохи женские внизу,
Пожалел необычайно
Попрыгунью-стрекозу.

Стрекоза прекрасно пела
Столько летних красных дней.
Песня – радость, песня – дело,
В поле было веселей...

Что же ей теперь – топиться?
И сказал он: "Муравей,
Что ты хочешь от певицы?
Смерти ты желаешь ей?"

Но у скряги и педанта
Сердца нет, душа черна.
Стрекозе, как друг таланта,
Щедрый голубь дал зерна.

«Третья волна»

Интересно, теория постиндустриализма и производные от нее – предполагали ли, что «кроссовки» для этого острова блаженных будут шить азиатские девочки по 14-16 часов в сутки, за гроши, медленно умирая? Разве существенно, что они «не белые»? Разве отличается от этого эксплуатация колхозников в «отсталой» империи Сталина, над которой пролили океаны слез? «Азиатский способ производства» - хорошо, «технотронное общество» - замечательно. А вместе как? Третий Рейх?

И тут грянул кризис

Андрей Кураев, четыре года назад:
«… когда меня спрашивают „что Вы можете сказать о будущем России?” — я говорю: будущее у России ясное, короткое и печальное. России осталось не больше 60 лет. … Цифра в 60 лет, которые, как кажется, у нас еще есть впереди, может расхолодить: мол, что-нибудь да успеем, да придумаем. Но думать надо было еще позавчера, а действовать надо сейчас. Так врач говорит больному: „Если все оставить как есть, у вас впереди еще пять лет жизни. Но если вы хотите преодолеть болезнь, то для этого у вас есть ближайший месяц. Потом процесс станет необратимым, так что если вы сейчас выйдете из больницы и уедете в планировавшийся вами отпуск, то вы прогуляете свои последние шансы

Ближайшие 5 — 10 лет определят всю будущую историю: останемся мы в ней или уже к концу начавшегося столетия уйдем в мир преданий, и о нас будут писать диссертации так же, как сегодня их пишут о печенегах и шумерах».

Юрий Тюрин. “Ницше” и “сверхчеловечки”: ветер с Запада:

В России же просто тотально не понимают, и не хотят понимать, что на самом деле происходит на Западе, начиная с Европы! Разве что полиглот Дугин, этот глубокий знаток Запада, вглядывается в „открывшуюся пропасть”, сжав зубы, и видит там победную торжествующую улыбку гигантского, коллективного, матрицеобразного доктора Лектера — и, обернувшись, умоляет вполголоса, снова и снова, как заезженная пластинка, впавших в гипнотический сон соотечественников „острить свой меч”…

Сегодня, конечно, не достаточно, что „добро должно быть с кулаками”: добро должно быть сегодня таким же изворотливым, гибким, юродствующим, героическим и отчаянным, как и зло… Если вдуматься — добру это даже легче: „мы победим — ведь правда за нами!”… Вот только одна проблема для нашего милого, дорогого, слегка поддатого, спешащего куда-то, притесненного обстоятельствами „маленького русского человека”: разглядеть эту битву…”

Ролф Якобсен

"То, что ты думал и сделал,
никогда не умрет,
а надежды твои
умрут, твоя радость
умрет, твои нужды
умрут, и умрет
твоя плоть, но не то,
что ты сделал, не то,
что сделал,
всему вопреки
всё же сделал,
может, стыдно –
это немного,
но это живо,
может, могло быть больше,
но это диво.
А то, чего ты желаешь,
умрет, и надежды
умрут очень скоро,
но то, что ты думал,
будет жить,
и то, что ты сделал,
да, черт побери,
что ты сделал,
ты..."