October 1st, 2009

Экономическая неизбежность быковых-прилепиных

Товарное предложение писателей-брендов должно постоянно обновляться – и не злая воля а маркетинговая необходимость вынуждает издательства делать ставку на графоманов. Т.е. писатель Д.Быков мил им именно своей нехорошей производительностью, а не тем, что хорош (листаю «ЖД»). Если делать ставку на пелевиных, - то с голоду помрешь…

Вопрос Арцимовича -

почему за миллиарды лет на миллиардах планет не развилось ни одной цивилизации достаточно мощной для обнаружения с Земли? Почему Вселенная молчит? Ответ, как кажется, очевиден: цивилизация – это не развитие, а изменение. Все флуктуирует, но ничего не растет, линейного прогресса нет и так далее. Вода кипит в кастрюле, но отчего решили, что из нее вырастет длинная, длинная сосулька и до чего ни будь дотянется? Это совсем разные вещи.

Прожить в анабиозе

Жизнь как безболезненный переход от «Я еще молодой, еще все исправлю» к «Я уже старый, ничего не исправить» - самая счастливая жизнь. Как «Утром радостно на работу, вечером радостно с работы домой» - только без самой работы.

Еще о шарлатанах

Говорят, когда все летело в тартарары – стал популярен Маркс. Маркс – но не неомарксисты, франкфуртская школа. Все ударились в самый примитивный экономизм – а «философия»? А? Господа французские философы? Настолько весь дискурс засрали своей белибердой, что не только про вас никто не вспомнил в кризис (это разумеется) но и немцев наиактуальнейших. «Мы не знаем общества, в котором живем» (с) Андропов, - и никогда не узнаем при таком французском агитпропе.

Б.Слуцкий

ЛОШАДИ В ОКЕАНЕ
И.Эренбургу

Лошади умеют плавать,
Но - не хорошо. Недалеко.

"Глория" - по-русски - значит "Слава",-
Это вам запомнится легко.

Шёл корабль, своим названьем гордый,
Океан стараясь превозмочь.

В трюме, добрыми мотая мордами,
Тыща лощадей топталась день и ночь.

Тыща лошадей! Подков четыре тыщи!
Счастья все ж они не принесли.

Мина кораблю пробила днище
Далеко-далёко от земли.

Люди сели в лодки, в шлюпки влезли.
Лошади поплыли просто так.

Что ж им было делать, бедным, если
Нету мест на лодках и плотах?

Плыл по океану рыжий остров.
В море в синем остров плыл гнедой.

И сперва казалось - плавать просто,
Океан казался им рекой.

Но не видно у реки той края,
На исходе лошадиных сил

Вдруг заржали кони, возражая
Тем, кто в океане их топил.

Кони шли на дно и ржали, ржали,
Все на дно покуда не пошли.

Вот и всё. А всё-таки мне жаль их -
Рыжих, не увидевших земли.

Ярослав Смеляков

ЖИДОВКА

Прокламация и забастовка,
Пересылки огромной страны.
В девятнадцатом стала жидовка
Комиссаркой гражданской войны.

Ни стирать, ни рожать не умела,
Никакая не мать, не жена -
Лишь одной революции дело
Понимала и знала она.

Брызжет кляксы чекистская ручка,
Светит месяц в морозном окне,
И молчит огнестрельная штучка
На оттянутом сбоку ремне.

Неопрятна, как истинный гений,
И бледна, как пророк взаперти,-
Никому никаких снисхождений
Никогда у нее не найти.

Только мысли, подобные стали,
Пронизали ее житие.
Все враги перед ней трепетали,
И свои опасались ее.

Но по-своему движутся годы,
Возникают базар и уют,
И тебе настоящего хода
Ни вверху, ни внизу не дают.

Время все-таки вносит поправки,
И тебя еще в тот наркомат
Из негласной почетной отставки
С уважением вдруг пригласят.

В неподкупном своем кабинете,
В неприкаянной келье своей,
Простодушно, как малые дети,
Ты допрашивать станешь людей.

И начальники нового духа,
Веселясь и по-свойски грубя,
Безнадежно отсталой старухой
Сообща посчитают тебя.

Все мы стоим того, что мы стоим,
Будет сделан по-скорому суд -
И тебя самое под конвоем
По советской земле повезут.

Не увидишь и малой поблажки,
Одинаков тот самый режим:
Проститутки, торговки, монашки
Окружением будут твоим.

Никому не сдаваясь, однако
(Ни письма, ни посылочки нет!),
В полутемных дощатых бараках
Проживешь ты четырнадцать лет.

И старухе, совсем остролицей,
Сохранившей безжалостный взгляд,
В подобревшее лоно столицы
Напоследок вернуться велят.

В том районе, просторном и новом,
Получив как писатель жилье,
В отделении нашем почтовом
Я стою за спиною ее.

И слежу, удивляясь не слишком -
Впечатленьями жизнь не бедна,-
Как свою пенсионную книжку
Сквозь окошко толкает она.