September 29th, 2009

Их символ веры

Все российские олигархи вышли из чубайсовской коробки, и лишь Ходорковский, - непосредственно из ксерокса. Аминь.

Просуществует ли Украина до 2014 года?

Как я понимаю, основа украинской официальной самоидентификации, - это древность до Чернолесья, это сказка Сечи и «европеизм» на контрасте с русской опричниной. Довольно ли этого?

Древность, самобытность, культурность. Все ладненько, но за это не умирают. И появляется культ голодомора, светская религия, незалежный истмат. При правильной постановке пропаганды…

Вот теперь все! – СССР образца 1929 года, идеологическое чудище, с какими то дурацкими «корнями» и странной философией. Такова сегодняшняя Украина. Абсолютно нежизнеспособна в таком виде.

Россия и Европа

Вот снова похолодание и нами недовольны – и так 400 лет, при том, что мы в их глазах несомненные азиаты. Как же им нас любить? Вот Путин, чего ему не хватало? Почему не подписал «Энергетическую хартию»? Почему влез в Цхинвал? И так 400 лет, - на десять Путиных один Горбачев – раз в столетие!

Причина нелюбви Европы и европейцев к русским, - какая то фатальная неспособность нас колонизировать – единственный народ на всей земле, от Океании до Китая! Лежит туша и никого не слушает и никому не подчиняется.

Они видят "в лице России лишь спящее, гадкое; пьяное существо, протянувшееся от финских хладных скал до пламенной колхиды; с колоссальным штофом в руках" (Достоевский). Как бы классическая Персия перед классическим Александром – но только он все время в Гранике тонет.

Их нелюбовь-ненависть к нам так понятна, что даже конфузишься столкнувшись – словно виноват.

О национальном смирении

Представим на мгновение, что в России вместо коммунистов победил бы какой ни будь крайний, карикатурный извод черносотенства, какие ни будь петлюровцы в косоворотках и смазанных сапогах – аналог итальянского, немецкого фашизма – вот тогда бы был позор русским как нации, вот это бы был позор! А еще пошли бы высшей расой соседей грабить…

И как же нужно зомбировать дурачков, что б к этому приравнять по отвратительности советский строй и интернационализм. И сыпать себе пепел на голову, - при том, что немцы, итальянцы чертовски собой довольны.

Линия разлома настоящая

Егор Холмогоров:
Алексей Толстой предельно ясно обозначает главный идеологический конфликт русской истории. Это совсем не конфликт между либерализмом и самодержавием или коммунизмом, не конфликт между западничеством и славянофильством, не между русофилией и русофобией. Все это периферийные, случайные, наносные столкновения.

Что в самом деле раздирает русскую душу — так это конфликт между державностью и анархизмом. Только эти две подлинные силы — анархия и порядок, своеволие и государственность и соглашается он замечать как подлинно великие, подлинно русские и действительно всерьез конфликтующие силы. Либо порядок, держава, дисциплина, приправленные дыбой и револьвером, либо своеволие, растекание и своежитие с элементами легкого грабежа, похабщины и декаданса. Либо служить, служить государству, царю, народу, либо „волюшку свою потешить”…

Все ради красного словца

Писатель Д.Быков о "Грузе 200" Балабанова:
кадр, в котором на кровати гниет в парадной форме мертвый десантник, поперек кровати лежит голый застреленный Баширов, в углу комнаты околевает настигнутый мстительницей маньяк, а между ними на полу рыдает в одних носках его голая жертва, невеста десантника, а в комнате кружат и жужжат бесчисленные мухи, а в кухне перед телевизором пьет и улыбается безумная мать маньяка, а по телевизору поют „Песняры” — разумеется, „Вологду-гду”, — этот кадр служит абсолютной квинтэссенцией русской реальности начала 80-х.

Интересно, а квинтэссенцией «начала 90-х» для него какой кадр служит? Предполагаю, что ни будь из «Кубанских казаков»…

Не мог не вспомнить стихи Емелина про «начало 80-х»:
Не бил барабан перед смутным полком,
Когда мы вождя хоронили,
И труп с разрывающим душу гудком
Мы в тело земли опустили.

Серели шинели, краснела звезда,
Синели кремлёвские ели.
Заводы, машины, суда, поезда
Гудели, гудели, гудели…