September 28th, 2009

Из Америки пишет голодный журналист

Я тоже, когда стал заниматься взрывами, первые несколько недель поверить не мог в то, что дома взрывали не чеченцы.

Этот зверек несколько недель не мог поверить, а я уже 10 лет не могу понять, почему не разу не повторили интервью Хаттаба из Дагестана-99 (сам видел) с угрозами России, что «скоро и ВАШИ дома будут взрываться». И почему никому кроме Митрофанова (он ее высказал) не пришла в голову простая мысль: только будучи самоубийцей, сотрудник ФСБ мог бы участвовать в ТАКОМ преступлении, - ведь ясно как день: уберут мгновенно как свидетеля.

Предпологать, что исполнителями террактов (которых к примеру "поймали" в Рязани) были сотрудники ФСБ - то же самое, что конспирологически рассматривая 11 сентября, утверждать, что самолеты захватывали и врезали в ВТЦ добровольцы-комсомольцы из ЦРУ. Один в один предположение

О загадочной советской душе

Прочитал комментарии некоего Эдуарда Власова к японскому изданию «Москва-Петушки».
Необычайно обширные, они состоят из явно притянутых за уши отсылок к Ветхому Завету и Достоевскому (бесконечные цитаты не имеющие ничего общего с текстом Вен.Ерофеева) и милых зарисовок о питейном быте семидесятых (Сколько стоила кружка пива? (22 коп.). Как очищать политуру? (Ее поджигают, вылив в плоское блюдо, и, по переходу цвета пламени от оранжевого к синему определяют готовность к употреблению). Сколько стоил «Тройной одеколон»? (96 коп). Что такое «Перцовка»? (Горькая настойка на перце. Не путать с «Перцовой»!)

Это какая же каша будет в голове у бедных японцев после этакого «комментария»! И кто будет в их глазах Вен.Ерофеев? Чукча - кандидат философских наук?

Они к нам с Судзуки, мы к ним с Эдуардом Власовым...

Стихи о Москве

"Все чуждо нам в столице непотребной:
Ее сухая черствая земля,
И буйный торг на Сухаревке хлебной,
И страшный вид разбойного Кремля.

Она, дремучая, всем миром правит.
Мильонами скрипучих арб она
Качнулась в путь — и пол-вселенной давит
Ее базаров бабья ширина.

Ее церквей благоуханных соты —
Как дикий мед, заброшенный в леса,
И птичьих стай густые перелеты
Угрюмые волнуют небеса.

Она в торговле хитрая лисица,
А перед князем — жалкая раба.
Удельной речки мутная водица
Течет, как встарь, в сухие желоба".

Осип Мандельштам 1918 год.

Словно о Путине радзиховские

Рассуждения Мордко Богрова убийцы Столыпина из «Августа Четырнадцатого»:

«А в Столыпине — и издали было видно — собралась вся неожиданная сила государства, о которой два года назад нельзя было и предположить, что она возродится. И властный руководитель этой дикой реакции — именно Столыпин, самый опасный и вредный человек в России (о нём много и недоброжелательно говорилось в круге отца). Кто сломал хребет революции, если не Столыпин? Режиму внезапно повезло на талантливого человека.

Он неизгладимо меняет Россию — но не в европейском направлении, это видимость, он оздоравливает средневековый самодержавный хребет, чтоб ему стоять и стоять, — и никакое подлинное освободительное движение не сможет разлиться. Умён, силён, настойчив, твёрд на своём — так он и есть несомненная мишень для террора. Как будто Столыпин не предпринимал никаких мер против евреев? Но он создавал общую депрессивную обстановку. Именно со столыпинского времени и с его Третьей законопослушной думы евреев стало охватывать настроение уныния и отчаяния, что в России невозможно добиться нормального человеческого существования.

Столыпин ничего не сделал прямо против евреев и даже провёл некоторые помягчения, но всё это — не от сердца. Врага евреев надо уметь рассмотреть глубже, чем на поверхности. Он слишком назойливо, открыто, вызывающе выставляет РУССКИЕ национальные интересы, РУССКОЕ представительство в Думе, РУССКОЕ государство. Он строит не всеобще-свободную страну, но — национальную монархию. Так еврейское будущее в России зависит не от дружественной воли, столыпинское развитие не обещает расцвета евреям».

ЕО Воображаясь героиней

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Десятая строфа третьей главы. Продолжение описания любовных страданий Татьяны
ТЕКСТ:
Воображаясь героиней
Своих возлюбленных творцов,
Кларисой, Юлией, Дельфиной,
Татьяна в тишине лесов
Одна с опасной книгой бродит,
Она в ней ищет и находит
Свой тайный жар, свои мечты,
Плоды сердечной полноты,
Вздыхает и, себе присвоя
Чужой восторг, чужую грусть,
В забвенье шепчет наизусть
Письмо для милого героя...
Но наш герой, кто б ни был он,
Уж верно был не Грандисон.

Collapse )

«Шепчет наизусть письмо». Вот значит, как оно родилось, знаменитое – оказывается не в порыве страсти, внезапно, не подбирая слов, не тогда:
«…И сердцем далеко носилась
Татьяна, смотря на луну...
Вдруг мысль в уме ее родилась...
«Поди, оставь меня одну.
Дай, няня, мне перо, бумагу,
Да стол подвинь…»

А загодя сочинилось. О чем же тогда ночью «родилась мысль»? Разрешить, наконец, любовные терзания, «объясниться»? Разумеется. Но не в меньшей степени – прекратить терзания письмом, которое все шепчет, шепчет, шепчет, шепчет, шепчет НАИЗУСТЬ несчастная девица. Как некоторые по 3-4-5 часов моют руки, все возвращаясь и возвращаясь к умывальнику… Последней крупицей воли решилась - отправить вконец измучившее письмо – и тем прекратить мучения, только не любовные, а иные. Опять – не только жизнь, но и «литература», сочинительство, творчество.

В любом случае эта строфа не может не изменить наш взгляд на знаменитое письмо. «С книгой бродит, Она в ней ищет и находит …себе присвоя Чужой восторг, чужую грусть…» И даже без перевода на русский потом -переписывает. Представьте себе тургеневскую девушку за этим занятием – скандал!

Такова Татьяна – и такова правда жизни выраженная Пушкиным. Разве могло быть иначе? Воспитанная на «сериалах», живущая в глуши, замкнутая девушка – от чего ей быть иной? Но что произойдет с ней далее, как же станет она царицей покорившей высший свет!? О, в этом тоже есть правда жизни:

Вот путь Ольги Ильинской из “Обломова”: «С ней совершилось то, что совершается с мужчиной в двадцать пять лет при помощи двадцати пяти профессоров, библиотек, после шатанья по свету, иногда даже с помощью некоторой утраты нравственного аромата души, свежести мысли и волос, то есть она вступила в сферу сознания. Вступление это обошлось ей так дешево и легко».

Герцен: «Вообще женское развитие -тайна; все ничего, наряды да танцы, шаловливое злословие и чтение романов, глазки и слезы - и вдруг является гигантская воля, зрелая мысль, колоссальный ум» - вспомните героиню “Свадьбы Мюзери”! - тот же Танин путь.

К прибижаюшейся заварухе с Ираном

Тимур Кибиров

Новобранец

Не вздумай косить от службы!
Вставай в поредевший строй!
Забудь, что только руины
Лежат за твоей спиной!

Забудь эту чушь и ересь,
Забудь этот вздор, солдат,
Не варварский и не верный,
А просто трусливый взгляд!

Пусть враг хитер и коварен
И, в общем-то непобедим, —
Но там, за спиной, не руины,
Пока мы еще стоим.

Иные Ему изменили.
Да плюнь ты на этих иных!
Да лучше у нас быть салагой,
Чем стать генералом у них!

Да плюнь ты на эту погибель,
На эту вселенскую мразь!
И пусть князь этого мира
Из князей вернется в грязь!

Пусть только на эту минуту,
Пускай на минуту лишь,
Пока ты стоишь, солдатик,
Пока ты еще стоишь!

Не смей же косить от службы!
Шестая поет труба.
И там, за спиной, не руины —
Отеческие гроба!