September 23rd, 2009

Об этом Подрабинеке из "Новой газеты"

Лимонка

Сергей Есенин пишет в автобиографии (1922год): «В РКП никогда не состоял, потому что чувствую себя гораздо левее».

Интересно, а вот «крайнее» партии Лимонова – это куда? Левее или правее? Только и приходят в голову литературные термины: акмеизм, классицизм, авангардизм… НБП это не политика, это – жанр.

Стихи о Петре Великом

Напечатано в газете Аксакова "День" в 1861 году и сразу же сенсацией. И.С.Аксаков писал к Толстому: "Успех Вашего экспромта или песни таков, что начинает пугать и цензоров, и меня... Публика подхватила ее, выучила наизусть, увидала в ней намеки на соврем. положение, на разрешение крестьянского вопроса, и - в восторге. Говорят, третьего дня в Дворянском клубе дворяне то и дело повторяли: "Палкою, матушка, палкою", или: "Детушки, матушка, детушки".

Однако стихи давали возможность истолкования их и в радикальном духе, о чем свидетельствуют одобрительные слова Д.И.Писарева о "поучительном разговоре России с царем Петром Алексеевичем". Возможно поэтому позднее поэт отрекся от стихов и не включил его в сборник 1867г.


Алексей Константинович Толстой "Государь ты наш батюшка..."

1
«Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
Что ты изволишь в котле варить?»
— «Кашицу, матушка, кашицу,
Кашицу, сударыня, кашицу!»
2
«Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А где ты изволил крупы достать?»
— «За морем, матушка, за морем,
За морем, сударыня, за морем!»
3
«Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
Нешто своей крупы не было?»
— «Сорная, матушка, сорная,
Сорная, сударыня, сорная!»
4
«Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А чем ты изволишь мешать ее?»
— «Палкою, матушка, палкою,
Палкою, сударыня, палкою!»
5
«Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А ведь каша-то выйдет крутенька?
— «Крутенька, матушка, крутенька,
Крутенька, сударыня, крутенька!»
6
«Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А ведь каша-то выйдет солона?»
— «Солона, матушка, солона,
Солона, сударыня, солона!«
7
«Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А кто ж будет ее расхлебывать?»
— «Детушки, матушка, детушки,
Детушки, сударыня, детушки!»

Ельцинская элита

"С лязгом, скрипом, визгом опускается над Русскою Историею железный занавес". – Представление кончилось».
Публика встала и с восторгом полезла воровать чужие шубы и чужие дома.