July 20th, 2009

Да, угрофинны мы!

В. О. Ключевский Курс русской истории:
«Русь и Чудь… Происходило заселение, а не завоевание края, не порабощение или вытеснение туземцев. Могли случаться соседские ссоры и драки; но памятники не помнят ни завоевательных нашествий, ни оборонительных восстаний. …Наша великорусская физиономия не совсем точно воспроизводит общеславянские черты. Другие славяне, признавая в ней эти черты, однако замечают и некоторую стороннюю примесь: именно скулистость великоросса, преобладание смуглого цвета лица и волос и особенно типический великорусский нос, покоящийся на широком основании, с большой вероятностью ставят на счёт финского влияния».

А не замутить ли учение а-ля Гумилев с северным прицелом? Стать основоположником, в спонсоры заманить «Газпром», в адепты - Черномырдина, написать книгу «Древняя Русь и Великая Тундра», разжиться учениками, организовать гонения… Ведь целина непаханая, неужели ни кто не клюнет?

Всюду ловушки

Розанов вспоминал, как в Петербурге, по дороге на работу в Контроль, в «общественных санях», он часто слышал такие мудрые суждения своих случайных попутчиков, что бывал просто поражен: - «Истинные Соломоны! Вот бы кого в министры!». С таким же сегодня утром столкнулся – услышал обрывок разговора по сотовому:

«Москва такой город, из которого трудно возвращаться… Если ты считаешь, что сможешь потом спокойно жить в Екатеринбурге, то, конечно, поезжай…» И дальше что-то стал говорить.

Как это верно! Вот проблема! Вся жизнь может ПОТОМ быть «ушиблена» этими воспоминаниями, - а сколько через это прошли? У меня в прошлом году вернулся знакомый из Москвы, после 12 лет попыток там «зацепиться» - работал в автомобильном салоне, жена сидела дома и стала конченой алкоголичкой, - так вот, его 19 летняя дочь отказалась уезжать из Москвы – наотрез! Бог знает как и где теперь будет жить в этом Вавилоне и что с ней случиться – 90% что все под откос и зазря. А если б и не знала этой Москвы…

Попытка договориться обреченная на провал

В основопологающей биографии Розанова («ЖЗЛ» 2001г.), многолетний его издатель Александр Николюкин предлагает так решить ЭТУ проблему:
«Евреи, еврейские обычаи и нравы в историческом аспекте и еврейский вопрос в современной России – все это для Розанова составляло некую мифологему, которую он пытался обосновать и разрешить во вневременном контексте. И тогда возникали такие его великолепные очерки, как «О Песне Песней» (1909).
Когда же он обращался к конкретному, текущему материалу, то из-под пера появлялись оскорбительные публицистические статьи, за которые перед смертью он, как христианин, просил прощения у евреев и за которые иные и поныне склонны считать его антисемитом».

А.Николюкин абсолютно прав. Розанов не Меньшиков, его антиеврейские эскапады и розыскания составляют 1/100 от того гениального, что он дал. «Вот вам, евреи СДЕЛКА: мы переводим розановский антисемитизм в недоразумение и настаиваем на этом, - а вы соглашаетесь с тем, что Розанов единственный гениальный русский философ и позволяете дать ему ход».
Николюкин: «По рукам?»
«Писатель Д.Быков»: «Пошел на хуй вместе со своим Розановым».

Так на сегодняшний день обстоят дела.

Нет слов

Слушаю Муратова по «Эху». О, какая же это гадкая, тупая скотина! Среди прочего - оказывается покойная Гистимирова, престала ходить по одной из улиц Грозного, после того, как ей дали имя Путина. О-хо-хо…

«Я не могу желать от генералов,
Чтоб каждый раз в пороховом дыму
Они республиканских идеалов
Являли прелести - кому? и почему?

Когда в поход уходит полк казацкий,
Могу ль желать, чтоб каждый на коне,
Припоминал, что думал Златовратский
О пользе просвещения в стране?

Есть критики - им надо до зарезу,
Я говорю об этом, не смеясь,
Чтоб даже лошадь ржала Марсельезу,
В кавалерийскую атаку уносясь.

Да совершится все, что неизбежно:
Не мы творим историю веков.
Но как возвышено, как пламенно, как нежно
Молюсь я о чуме для дураков!»

Дон Аминадо «Писанная торба» 1921 год.

Еще про екатеринбургский сговор