July 15th, 2009

Б.Ф.Поршнев. О начале человеческой истории

Выдержки из шестой главы - "Некоторые данные и предположения о сигнальном воздействии палеоантропов на диких животных":

"Я полностью исключил представление об ископаемых
троглодитидах как охотниках…

Мы имеем право утверждать, что троглодитиды даже и не могли бы
убивать, ибо им это запрещал жизненный инстинкт абсолютный, не допускающий
исключений. Те популяции, которые нарушали бы эту биологическую норму поведения по отношению к животной среде, вымерли бы

Но теперь посмотрим
оборотную сторону медали: сколь трудно представить себе троглодитида в роли
нападающего, столь же трудно, оказывается, вообразить себе и защиту его
самого от хищников.

Не упускала ли до сих пор наука о происхождении человека из виду
гигантские возможности активного воздействия высокоорганизованных предков
человека на центральную нервную систему животных, на их высшую нервную
деятельность? Если змеи "гипнотизируют" обезьян, то почему бы отказать
высшим приматам в свою очередь в чем-либо подобном.

Только не упрощать! Конечно, палеоантроп не мог оказывать сигнального
воздействия на все виды, на всех особей. Палеоантроп прежде всего укрывался
от опасных видов тем, что использовал их природных антагонистов и
конкурентов, стимулируя их враждебность и разобщение. В верхнем
палеолите человек углубил антагонизм двух разновидностей волков ныне дикого
и предка собаки, а вместе с тем этого последнего со всеми другими хищниками.

Следующий логический шаг, может
быть, и ведет к представлению, что древнейшая "звуковая речь" адресовалась
не от человека к человеку, а от человека (точнее его предка) ко всевозможным
иным животным. Ныне в обращении с животными мы употребляем не только эти
оставшиеся от прошлого вдыхательные звуки, но и особые интонации,
недопустимые по отношению к людям.

Все это разрозненные клочки, которые невозможно пока соединить даже в
сколько-нибудь цельную гипотезу. Пока назовем это лишь допущением. Подражая
видовым голосам животных, в немалой части представлявшим собой неадекватные
рефлексы, палеоантроп был вооружен сильным и небывалым оружием: он вызывал
их имитативно-интердиктивную реакцию. В своем еще нечеловеческом горле он
собрал голоса всех животных раньше, чем обрел свой специфический
членораздельный голос. Итак, если наши реконструкции и допущения
справедливы, палеоантроп занял совсем особое место в мире животных.

Collapse )

Розанов:

«Лицо надо "заслужить", его можно только "выработать". Вообще, кто любит человека, не может не любить лица человеческого, "лицо" у себя под старость мы "выслуживаем", как солдаты - "георгия". В лице - вся правда жизни; замечательно, что нельзя "сделать" у себя лицо, и, если вы очень будете усиливаться перед зеркалом, "простодушное" человечество все-таки определит вас "подлецом". Лицо есть правда жизненного труда именно в скрытой, а не явной его части: это как бы навигаторская карта, но по которой уже совершилось мореплавание, а не предстоит».

Вспоминаю лицо ЕБН...