May 8th, 2009

Любопытно о суде присяжных

Виктор Топоров:
«Истинный и единственный смысл суда присяжных в том, что государство не имеет права убивать (казнить) своих подданных. Эту прискорбную необходимость, когда она возникает, берет на себя общество.

Суд присяжных – это единственный общественный институт, имеющий право, вынеся вердикт «Виновен и не заслуживает снисхождения», постановить тем самым от имени всего общества (но не государства): «Этому человеку нет места среди живущих!».

И, вместе с тем, это единственная причина, по которой сам институт суда присяжных существует. Во всех остальных смыслах профессиональная юриспруденция (пусть подчас и коррумпированная, пусть и с сильным обвинительным уклоном) куда компетентнее.

Напомню, что суду присяжных подлежат только лица, обвиняемые в тягчайших преступлениях (за которые по закону предусмотрена, в том числе, и смертная казнь) и категорически отрицающие собственную вину.

Вердикт коллегии присяжных означает для них в большинстве случаев или электрический стул, или мгновенное освобождение из-под стражи.

В тех штатах Америки, где не отменена смертная казнь, любой тамошний Чикатило может гарантированно избежать ее, признавшись в содеянном и тем самым избежав суда присяжных.
Пожизненное заключение он получит (два пожизненных, три пожизненных – в американской судебной практике бывает и такое), но судья ни за что не сможет вынести ему смертный приговор, потому что такое решение не будет подкреплено вердиктом гражданского общества (в лице коллегии присяжных).

Любопытно, что логика неразрывной связи между институтами суда присяжных и смертной казни была поначалу ведома и отечественному законодателю. Напомню, что в нашей стране был введен мораторий на смертную казнь (и на вынесение смертных приговоров) до тех пор, пока суд присяжных не будет сформирован в каждом из субъектов федерации. То есть предполагалось вынесение смертных приговоров только на основе обвинительного вердикта присяжных – и это было, по меньшей мере, разумно.

Однако в дальнейшем возобладал либеральный энтузиазм: подавай нам и суд присяжных, и отмену смертной казни «в одном флаконе» !
И, соответственно, отечественный суд присяжных стал позорищем. Или, если угодно, посмешищем».

Полностью статья