April 28th, 2009

Читаю хасидов

В том мире никто не спросит у меня: "Почему ты не был Моисеем?" Спросят другое: "Почему ты не был Зусей?".

Рабби Зуся из Анниполи, хасидский вероучитель.

Леопарди

Мажор разбабахивает папин «Феррари»... Мент расстреливает мирных обывателей … А за пределами Колизея – кризис, безработица и свиной грипп. Все, чем можно от этого «уйти» - из подобного же создано, и не спасет.

"Среди живущего нет ничего, что было бы достойно твоего сочувствия, и земля не стоит твоего вздоха. Наше существование есть страдание и скука, а мир не что иное как грязь. Успокойся".

Памятник Ельцину

Почему он такой абстрактный? Триколор волнами по камню? Потому что им нечего сказать о ЕБН. И никакой Эрнст Неизвестный ничего бы не выдумал.
О ЕБН, - что сказать? Просто животное.

Непростое дело делаем

В.Розанов:
"На Западе надо ссылаться на средние века, средние века ссылались на римлян, как римляне ссылались на греков. Ибо там исторические пласты, исторические слои, многочисленные этажи одного и того же здания. А Россия есть просто "фундамент" Восточной Европы: и потом будут ссылаться на "опыт и мнения русских", а русским-то на что же сослаться? "Строим впервые" и на девственной почве".

ЕО Своим пенатам возвращенный

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Тридцать седьмая строфа второй главы. Переход к финальному отступлению второй главы.
ТЕКСТ:
Своим пенатам возвращенный,
Владимир Ленский посетил
Соседа памятник смиренный,
И вздох он пеплу посвятил;
И долго сердцу грустно было.
«Poor Yorick!16 — молвил он уныло,—
Он на руках меня держал.
Как часто в детстве я играл
Его Очаковской медалью!
Он Ольгу прочил за меня,
Он говорил: дождусь ли дня?..»
И, полный искренней печалью,
Владимир тут же начертал
Ему надгробный мадригал.
Collapse )
Татьяна писала свое письмо по-французски не потому, что и в самом деле «по-русски плохо знала», а потому, что в то время готовых русских оборотов для такого письма не было. Все равно получился бы – галлицизм на галлицизме, - так зачем?

То же и Ленский со своим «Poor Yorick!»…
То же и Пушкин со своим «Евгением Онегиным»…

Константин Леонтьев писал о людях той поры: «В то время люди были очень образованы, начитаны; но в них не было сложности душевной жизни, родившейся гораздо позднее, лишь во вторую половину XIX века».

Предположим (только предположим!), что герои ЕО не только слов и оборотов не имели на русском для выражения своих чувств (и поэтому писали по-французски, и восклицали по-английски) но и самих ЗАЯВЛЯЕМЫХ чувств тоже.

Приглядимся к строфе. Она необычна. В ней (редкий случай) нам явлена разница между тем, что чувствует один из героев ЕО на самом деле, и тем, что он говорит.

Дмитрий Ларин не имел сына и привязался к соседскому мальчику, нареченному жениху своей младшей дочери. Ласковый мальчик, в ответ, привязался и полюбил старика-соседа. Поверьте, - ему и перед дуэлью так грустно не было как над могилой Ларина:

«…вздох он пеплу посвятил;
И долго сердцу грустно было.
… молвил он уныло,
… полный искренней печалью,

Все ясно, очевидно, и какое отношение имеет к этому «Poor Yorick»? Никакого.

Страсти героев реальны и очень просты (по простоте натуры), но герои (Пушкин) используют для их выражения Бог весть из каких первоисточников взятые реминисценции и цитаты – и тем вводят нас в заблуждение относительно богатства их внутреннего мира. И это общий прием «создания образа» и характеристики героев в ЕО.

Впрочем, пестро, красиво и все довольны, кроме школьников, единственных в России существ, анализирующих «образы героев «Евгения Онегина» всерьез.

Майор Евсюков

Еще не легче! И детей у них не было.
Супруга майора милиции, расстрелявшего 9 человек, была участницей известной группы «Стрелки»

Вспоминаю…
Мы вместе учились, он пошел в милицию и сделал блестящую карьеру: в девяностые был видным борцом с оргпреступностью. Богат немеренно, десять раз в год заграничные туры, но ситуация: жена с ТРЕМЯ детьми уходит к любовнику. Он, в ответ, завел себе любовницу тоже (принял на должность секретарши). Живут. Жена внезапно обнаруживает, что ее любовник – наркоман (с тремя детьми к нему ушла, идиотка!) и возвращается к супругу. Тот принимает ее (дети!), но, закусив удила,продолжает жить с молодой любовницей.

Супруга, вычисляет места их встреч (одна из квартир состоятельного борца с бандитизмом) приходит туда и в пароксизме ненависти изрезает все на мелкие клочки – ковры, скатерти, шторы, одежду и т.д. Устрашенный муж увольняет любовницу и прекращает с ней отношения, но начинает смертным боем БИТЬ жену. Нажрется вечером, изобъет, в присутствии ТРОИХ ДЕТЕЙ, утром уходит на работу и по телефону звонит домой: «Ты жива хоть?» (Он – огромный бугай, жена миниатюрна). Так они жили, борец с оргпреступностью и его жена и его дети.

Вот такая жизнь у них, у ментов. Как тут не начнешь шмалять по продавщицам.

И.Бродский: "А не брехню Тараса"

"На независимость Украины"

"Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
время покажет — кузькину мать, руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,
— жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада -
даром, что без креста: но хохлам не надо.

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:
скатерТью вам, хохлы, и рушником дорога.
Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,
по адресу на три буквы на все четыре

стороны. Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам — подавись мы жмыхом и потолком — не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!
Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.

Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.
Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,
Нет на нее указа ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса".