April 6th, 2009

А.С. Пушкин о неприменимости к России историософских шаблонов

"…Феодализм частность.
"Аристокрация общность.
Феодализма в России не было
Бояре жили в городах при дворе княжеском,
не укрепляя своих поместий,
не сосредоточиваясь в малом семействе,
не враждуя противу королей,
не продавая своей помощи городам.
Но
считались старшинством,
крамольничали.
Великие князья не имели нужды соединяться с народом, дабы их усмирить...

...Поймите же и то, что Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою; что история ее требует другой мысли, другой формулы, как мысли и формулы, выведенные Гизотом из истории христианского Запада. Не говорите: иначе нельзя было быть. Коли было бы это правда, то историк был бы астроном и события жизни человечества были бы предсказаны в календарях, как и затмения солнечные. Но провидение не алгебра".

Полностью черновик статьи Пушкина«ВТОРОЙ ТОМ «ИСТОРИИ РУССКОГО НАРОДА» ПОЛЕВОГО»

«МетрОполь»

Читаю «МетрОполь», тот самый, который вызвал скандал в 1979-ом, и позволил Аксенову красиво свалить за бугор
(Некрасов – Гладилину в Париже: «Передай Ваське, чтобы он не встретился мне где ни будь на международном перекрестке: расквашу хлебало вдребезги… -За что ты на него так? – За то, что по его вине на 6-7 лет из литературы выпали Искандер и Битов»).

В нем еще Виктор Ерофеев отметился, начал карьеру.
(Как его высмеял Ю.Поляков в «Козленке»! -
В окружении стайки западных журналистов явился поужинать прозаик
Чурменяев, автор знаменитого романа "Женщина в кресле", где описывается, как
некая дама, раскоряченная в гинекологическом кресле, пытается найти в себе
Бога. Этот роман он сочинил лет десять назад будучи еще сущим юношей.
Замысел, как сам автор рассказывал в одном из интервью (я слышал по радио
"Свобода"), пришел ему в голову, когда он вдруг вообразил себе Настасью Филипповну на приеме у гинеколога


Кроме Искандера ("Маленький гигант большого секса")– все какое-то убожество. Правда Высоцкий все свои самые лучшие стихи поместил, а Алешковский – «Окурочек», - но в соседстве с такой своей пошлостью! («Диалог» и «Лесбийская»).

Молодые поэты бацают под Бродского… Поразил Юрий Карабчиевский, - иметь такое лицо пророка, - и такую бездарность из себя выдавать! (Имитация «длинных стихотворений» Бродского, некая «Элегия» - ужас а не элегия).
Рейн:
«Пятидесятый там какой-то год.
Отчалил Сталин. Пионерский лагерь.
Все носят крепдешин и коверкот…».

Такой вот уровень. Ну, Липкин, - туда-сюда.

В общем и целом – бездарность и убожество. Настоящая «Русская жизнь» Ольшанского, образца 1979 года.