April 3rd, 2009

Секретный доклад о культе доллара

Мы за последние полгода столько же узнали ужасного про доллар, сколько за всю перестройку – об «ужасах сталинизма».

Оказалась резервная валюта не валютой, а сукою.

Оказался наш любимый бакс – экономическим Гулагом, под соусом из «Кубанских казаков» . (И даже у самой бумажки ширина 66,6 мм! Каково эстетство!)

И что же? Доллар, и все, что с ним связано, ПОСЛЕ ЭТОГО, запросто встанет и пойдет?
«Ура, Он снова будет прав»?

Нет, она еще не кончилась, эта «парадигма», (просто потому, что ее нечем заменить) - но начало положено. Процесс пошел.

И, напомню, по Куну, все ОСНОВНОЕ произойдет молниеносно, разом, внезапно. Как-нибудь обычным утром все просто рассмеются и над долларом и над американскими стандартами потребления. Это будет нечто похожее на «клятву в комнате для игры в мяч». Неожиданно и разом.

За нашу арктическую родину!

Почему Иран? Ведь Ближний Восток так надоел…
Как насчет Фолклендской войны в Арктике? За какую ни будь Землю Санникова? Свежо и возбуждающе. Плюс незатасканная «картинка», - бронированные снегоходы, солдаты в «алясках», батальон "Восток" на собачьих упряжках...

Близко к Европе, мало жертв, много шума. Потом какой ни будь мирный конгресс в Осло (там ведь еще не было мирных конгрессов?). И Стокгольм рядом, - потом за нобелевкой. Лет на пять шоу. А там, глядишь, кризис и рассосется.

Если не поможет – вот тогда, конечно, Иран и конец света с последующей ближневосточной конференцией.

Агамемнон

Пушкин: «Чем более читаю Тацита, тем более мирюсь с Тиберием».
У меня такая же история с Агамемноном.

Сначала, как у всех, – дикое очарование Ахиллесом:
«Робким, ничтожным меня справедливо бы все называли,
Если б во всем, что ни скажешь, тебе угождал я, безмолвный».

Но потом, при углубленном чтении «Илиады», - все усложнилось. События утратили свою однозначность и стали проступать ДЕТАЛИ.

Вот, - после ссоры Ахиллес просто «гневный отшел». А старина Агамемнон? Ни секунды о личном, - СРАЗУ ЖЕ ИСПОЛНИЛ СВОЙ ДОЛГ, - послал корабль с Хризеидой, и «велел очищаться данаям». Так трогательно.