February 8th, 2009

ЕО Она любила Ричардсона

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Тридцатая строфа второй главы. Начало подробного рассказа о матери Татьяны
ТЕКСТ:
Она любила Ричардсона
Не потому, чтобы прочла,
Не потому, чтоб Грандисона
Она Ловласу предпочла;
Но в старину княжна Алина,
Ее московская кузина,
Твердила часто ей об них.
В то время был еще жених
Ее супруг, но по неволе;
Она вздыхала о другом,
Который сердцем и умом
Ей нравился гораздо боле:
Сей Грандисон был славный франт,
Игрок и гвардии сержант.

Collapse )
Она не читала Грандисона – зачем? У нее же был живой, бойкий, молодой, великолепный «гвардии сержант». Не то у «живущей в сети» дочери. Зачем Татьяне
«гусар Пыхтин» (XXVI, 7) –когда есть «мечты об Онегине»?

Уж мать не стала бы как дочь дразнить, растравлять рану, по мелкому мстить:
«А счастье было так возможно…
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана…»
Уж мать бы, добрая Прасковья Ларина, пожалела бы Онегина, или надавала пощечин – и кончено.

Известно, что нельзя выпускать животных на сцену – сразу станет заметна ИГРА актеров. И если бы Пушкин по-настоящему впустил мать Татьяны в роман – кто бы стал читать про дочь?

Такой вот «игровой» роман. Впрочем, он совершенен. Есть, есть в нем свой Санчо-Панса, антитеза выдумкам героев, находящийся с ними в постоянном диалоге, - это природа. «Совершенная правда, ваша милость, но…»

Пример "двойных стандартов"