January 15th, 2009

Новые приключения Ходорковского

Газа, Шендерович, "Эхо"

У "еврейского Пушкина" Бялика в поэме «Свиток о пламени» есть такие строки адресованные соплеменникам:

"Из бездн Аваддона взнесите песнь о Разгроме,
Что, как дух ваш, черна от пожара,
И рассыпьтесь в народах, и все в проклятом их доме
Отравите удушьем угара;
И каждый да сеет по нивам их семя распада
Повсюду где ступит и станет.
Если тенью коснетесь чистейшей из лилий их сада
Почернеет она и завянет".

"Рассыпьтесь в народах..."
"В проклятом их доме..."

«Мы готовились…»

"Время было такое..."

Евтушенко:
"До войны я носил фамилию Гангнус.
На станции Зима
учительница физкультуры
с младенчески ясными спортивными глазами,
с белыми бровями
и белой щетиной на розовых гладких щеках,
похожая на переодетого женщиной хряка,
сказала Карякину,
моему соседу по парте;
"Как можешь ты с Гангнусом этим дружить,
пока другие гнусавые гансы
стреляют на фронте в отца твоего?!"
Я, рыдая, пришел домой и спросил:
"Бабушка:
разве я немец?"
Бабушка, урожденная пани Байковска,
ответила "нет",
но взяла свою скалку,
посыпанную мукой от пельменей,
и ринулась в кабинет физкультуры,
откуда,
как мне потом рассказали,
слышался тонкий учительшин писк
и бабушкин бас:
"Пся крев,
ну а если бы он даже был немцем?
Бетховен, по-твоему, кто -
узбек?!"
Но с тех пор появилась в метриках у меня
фамилия моего белорусского деда".

(из поэмы "Мама и нейтронная бомба")

Я так и знал...