January 7th, 2009

Обитаемый остров

Основная "фишка" книги:
То, что у жлобов вызывает патриотический экстаз, у «выродков» - пароксизм страдания.
И это не от их исканий, раздумий, прозрений – а даром, от рождения, ФИЗИОЛОГИЧЕСКИ. Они и рады бы (многие) быть такими как все – но порода благородная не дает.

И вот эту расистскую муть взялся экранизировать Бондарчук.

Предложение:
Ему надо было бы снять ЧЕСТНЫЙ фильм. Ведь что же теперь боятся Федор Сергеевич?
Перенести действие в СССР середины семидесятых – чего боятся? Сделать Максима инопланетянином – и дать все реалии: КГБ, психушки, обсуждение в кругу Натана Щаранского передачи «Алло, мы ищем таланты». Начистоту, со смехуечками.
И вот это был бы по настоящему крутой фильм достойный такого крутого мачо, как Федор Бондарчук.

«Стиляги»

Верно схвачено, что весь эпатаж ради ярких и раскованных «чувих». Не будь их «благосклонного внимания» кто бы, находясь в здравом уме, пошел в стиляги или рокеры?

Но вывод делается не про половую свободу, а чуть ли не про политическую! Но это же – из «Кармен» делать «Боннер»! Разве так уж нет жизни «вне политики»?

Ну, пусть - "политика". Тогда Тодоровскому следовало бы (по справедливости)не педалировать тему мрачных комсомольцев а перенести их из «Карнавальной ночи» - таких же раскованных, почти так же одетых – и показать драму НЕ ОДЕЖДЫ а идей. Условно – Порфирия Петровича назначить в оппоненты, а не Акакия Акакиевича.

А то все упростил до мычания режисер.

Смешно о Каспарове

В «Прощальных песнях политических пигмеях Пиндостана» лидер молодежного прокремлевского движения так говорит о нем:

«- Ребят, ну подумайте сами, кому тут нужен этот Каспаров? Это как если бы мы заслали в Нью-Йорк якута в майке с надписью «Brooklyn, wake up!»

1930. Несогласные и «эта страна»

Из воспоминаний А.Вертинского
«Однажды в Париже была объявлена лекция генерала Деникина о настоящих и грядущих путях России. Интерес она вызвала огромный, и большой зал Гаво почти на 2 с половиной тысячи человек был переполнен. Тут были политические деятели эмиграции буквально всех оттенков, начиная от монархистов и кончая анархистами. Лекция, конечно, никого не удовлетворила. Столп белого движения генерал Деникин не уяснил себе всего происходящего в России, но бескомпромиссно и безоговорочно отрицал какое бы то ни было иностранное вмешательство в русские дела.

- Интервенция – это самоубийство, - патетически восклицал он.
- Ему-то лучше знать, - угрюмо заметил стоявший рядом с ним человек.- Он на интервенции, как на свечке, бороду спалил.
После лекции, во время дискуссии, из рядов лиц, считавших Россию сплошным концлагерем и могилой русской чести и силы, был задан вопрос:

- Кто же не позволит интервентам захватить нашу Родину? Кто остановит их?
И вот тут глава белого движения, его идейный вождь и вдохновитель бросил фразу, которая не только облетела весь русский Париж, но и подхваченная мировой прессой, произвела огромное впечатление повсюду.
Яростно стуча кулаком по столу, сверкая глазами, старый генерал крикнул в толпу:
- Клим! Клим не позволит!
Это было имя маршала Советского Союза Клементия Ворошилова»

Кстати про сон в новогоднюю ночь.

Снилось, что я зашел в книжный магазин – а он весь завален огромным, формата А3 покетбуками, белыми, литыми. На множестве языков народов мира книга об СССР. С картинками доярок и инженеров. Сюрреализм. От пола штабеля.
Что год грядущий им, народам мира, готовит?

Не началось ли?

Самюэль Хантингтон в «Столкновении цивилизации» приводит мнение одного российского генерала из периода начала «самостийности» -

«Украина, вернее, Восточная Украина вернется к нам через пять, десять или пятнадцать лет. Западная Украина пусть катится к черту!»