December 10th, 2007

ЕО И снова, преданный безделью

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Сорок четвертая строфа первой главы. Завершение описания борьбы героя с хандрой.
ТЕКСТ:
И снова, преданный безделью,
Томясь душевной пустотой,
Уселся он — с похвальной целью
Себе присвоить ум чужой;
Отрядом книг уставил полку,
Читал, читал, а всё без толку:
Там скука, там обман иль бред;
В том совести, в том смысла нет;
На всех различные вериги;
И устарела старина,
И старым бредит новизна.
Как женщин, он оставил книги,
И полку, с пыльной их семьей,
Задернул траурной тафтой.

Collapse )
Не книги, не «метафизика» были причинами проблем Онегина, - и не им было их лечить.

Это позже начнется – шеллингизм, гегельянство, сенсимонизм, фурьеризм, позитивизм, марксизм, ницшеанство, неокантианство, анархизм, либерализм, монетаризм…

А онегиным, «ликующим чудовищам» - какие книги? какой Егор Федорович Гегель?
«про каких, к черту, заек?»
Пушкин, в письме к Дельвигу (2 марта 1827года), пишет о «немецкой метафизике» -предмету увлечения «любомудров»: «Бог видит, как я ненавижу и презираю ее … Я говорю: господа, охота вам из пустого в порожнее переливать – все это хорошо для немцев, пресыщенных уже положительными познаниями, но мы…

- Московский вестник» сидит в яме и спрашивает: веревка вещь какая? … А время вещь такая, которую с никаким «Вестником» не стану я терять».